1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

История одного военного трофея Второй мировой воны

История одного военного трофея Второй мировой воны

В данном повествовании рассказывается об удивительной судьбе немецкого художника и его рисунках…

alt

                                                                                    Буримова Т.А., заведующая кабинетом

русской и кыргызской культуры

КРСУ

 

 

    Об истории Второй мировой войны, о сражениях, победах и поражениях, о судьбах многих миллионов людей, затронутых этой беспримерной трагедией двадцатого века написаны книги, сняты фильмы, созданы музеи, собраны и исследованы тонны документов. Но и сегодня и завтра будут открываться странички, потрясающие нас своей пронзительной человеческой  неповторимостью. Эти странички, неизвестные многим людям,  хранятся в семейных архивах и передаются из поколения в поколение,  имея уже свою собственную историю.

    Одна такая страничка бережно хранится в семье брата моей мамы - Лосева Виктора Георгиевича. 

   Виктор Лосев родился 20.02. 1925 года в селе Анастасьевка Шигарского района Томской области в семье зажиточного и предприимчивого крестьянина, имевшего собственную крупорушку (за что и был признан кулаком). Предчувствуя ссылку и худую судьбу для детей,  отец и мать быстро собрали детей и переехали в Киргизию, поселившись в селе Чон-Арык, недалеко от города Фрунзе.

  Сын Виктор рос одаренным мальчиком и поступил в художественное училище. Мечтал стать художником, творцом прекрасного. Эти мечты перечеркнуло в июне 1941 года вторжение немецкой армии на территорию СССР и начавшаяся Великая Отечественная война. 

  Мужчины, женщины, подростки – все советские люди  встали против страшного врага. Особенно рвались на фронт мальчишки, которые еще не достигли призывного возраста. В неполные 18 лет добился призыва в армию и Виктор Лосев. Полгода он был на сержантских курсах в Ташкентском военном училище, а с середины 1943 года воевал на Втором Украинском фронте, принимал участие во взятии Будапешта (имеет медаль), служил в Австрии и на Дальнем Востоке.

  Служба  для него и его одногодков закончилась только в конце 1949 года,  так как после окончания войны они были  снова призваны в армию.

  Домой, в Киргизию, Виктор попал  через семь лет после того как ушел воевать. Ему было 25 лет, он стал взрослым мужчиной, прошагал «пол Европы», и садиться на студенческую скамью с мальчишками-школьниками было сложно. Из всего их курса, ушедшего в полном составе на войну, вернулись домой двое: Виктор и его однокурсник, которому после ранения отняли в госпитале руку. Художник без руки не может работать, и друг стал осваивать иную специальность. Преподаватели художественного училища долго уговаривали Виктора вернуться и продолжить учебу: все помнили этого талантливого паренька. Но реальная жизнь и пережитое на войне диктовали свои условия. Родители во время войны перебрались в село Сосновка Калининского района, там подрастала младшая сестренка, здоровье отца – инвалида Первой мировой войны (георгиевского кавалера) значительно ухудшилось. Нужно было помогать семье. Виктор Лосев устроился на работу в геологическую партию, затем попал с геологами в закрытую по соображениям государственной безопасности систему «почтового ящика», занимался исследованием урановых месторождений. Заочно поступил и успешно закончил Красноярский геолого-разведочный институт. Всю жизнь проработал геологом. Но художественный талант, творческое воображение не оставило его. Все свободное время он посвящал изучению литературы по искусству, собрал большую коллекцию альбомов выдающихся художников, рисовал.

     В 50-60е годы я часто подолгу жила у бабушки и дедушки в Сосновке. На чердаке их маленького домика, утопающего в зарослях вишни, отвоевала себе территорию неприкосновенности. Позже определила – это был мой главный информационный центр в детстве. Здесь был не куклы, а много больших картонных коробок с необычными для ребенка вещами: старыми журналами, книгами, открытками и рисунками дяди Вити. Я их долго рассматривала. Здесь же, на чердаке, впервые увидела  иллюстрации картин  Леонардо да Винчи,  Микеланджело. Это были открытки с работами великих мастеров Возрождения. Мадонны с младенцами, сцены из Библии… Любопытный ребенок приставал к бабушке с вопросами: что это, кто это? Она махала руками и своим вечным огромным фартуком и говорила: спрячь на место, Бога нет…   Много раз открывала и рассматривала странный альбом с рисунками карандашом и акварелью, в полной уверенности что это работы моего дяди. На этих рисунках летели самолеты…

Особенно нравился один – он летел в круг из радуги.

alt

На другом рисунке был необыкновенно прекрасный, как мне, ребенку, тогда казалось – ЛЕТЧИК. Сильное, волевое лицо, красивые черты…

alt

    О войне в нашей семье не говорили. Ни мой отец, воевавший с 1941 по 1945 год, ни дядя. Никогда. 

     Прошло много лет и память, казалось, совсем стерла картинки тех далеких лет. Давно, с 1963 года, нет отца. А дядя Виктор Георгиевич Лосев умер 18 октября 1999 года.

      Летом 2010 в Москве мы с братом Андреем Викторовичем Лосевым, сыном дяди, рассматривали уцелевшие семейные реликвии. Я привезла ему в подарок хранящиеся ранее в моей семье фотографии 1914-1917 гг. наших общих предков: дедушки  Егора - солдата Первой мировой войны, бабушки Анны – красавицы на выданье, белокурой, голубоглазой (дядя Витя был похож на свою маму). Андрей стал показывать архив своих реликвий, и вдруг память вернула утраченный фрагмент. «Это рисунки дяди Вити, я их видела, помню! Сейчас будет самолет, летящий в радугу! А радуга круглая, больше никогда такого рисунка не видела!». 

  «Нет, сестренка, это рисунки немецкого художника. Отец в качестве трофея привез их с войны. Он нашел их в горящем венгерском городе Дебрецене в октябре 1944 года, в руинах какого-то здания, когда выбили немцев.

  Долгое время он вообще никому их не показывал, потому что на рисунках сбитые, искореженные советские самолеты и танки с красными звездами.  Отцу сказали, что за такое «художество» можно запросто срок получить.

  Вначале он попытался бритвой счищать звезды, а потом пожалел рисунки и просто спрятал их в коробку на чердаке дома в Сосновке. Ну, а позже забрал их к себе домой, когда свой дом появился, и никому кроме сыновей не показывал».  Рисунки в альбоме увиделись совсем по-новому. Их автор - очень талантливый художник.

  О том что это молодой, начинающий художник (возможно, как и Виктор Лосев прервавший свое обучения из-за войны) говорит то, что почти на каждом рисунке есть повторяющиеся наброски: торсы, руки, кисти рук, головы коней и людей т.д. Все то, что упорно отрабатывают студенты. О том что он талантлив скажет каждый, увидевший рисунки. Они интересны еще и тем, что по деталям рисунков можно проследить весь путь, который прошел немецкий художник на войне.

Здесь, возможно, северная Африка или Греция, об этом говорят зарисовки людей, черты лиц и одежда характерны для этого региона.

alt

Это и Париж …

alt

 

Это и Россия … – мы видим зарисовки людей с русскими чертами, фигуры беженцев, судя по одежде и вещам.

Скорее всего художник служил в авиационных частях.

alt

Здесь на большинстве рисунков - летчики, самолеты,  моменты заправки самолетов, зенитные орудия для охраны аэродромов.

 

alt

Не чуждо художнику и приятное времяпровождение.

На одном листе изображены красотки какого-то варьете. Может быть он был художником кино?

alt

Мы видим рисунки людей с кинокамерами…

   То что он, возможно, не разделял фашистскую идеологию говорит за него полное отсутствие сцен насилия, трупов. Явно он не был фанатиком войны. Это просто внимательный взгляд художника, художника «с другого берега» военных действий.

    Кем бы он ни был, «этот враг, этот фашист, уничтоженный советскими солдатами» в ходе освобождения Европы от фашистской армии, в том числе и солдатом Виктором Лосевым, он был по-настоящему талантлив. Мог бы, наверное, радовать людей своим творчеством, прославиться…

alt

    Таких пересечений судеб в истории Второй мировой войны было великое множество. Мы рассказали только об одном факте, может быть не очень важном и заметном для истории, о пересечения судеб двух «несостоявшихся»  художников: русского и немецкого. Если бы не война, как бы сложились их судьбы? Если бы Виктор Лосев не был студентом художественного училища, кто бы разглядел и подобрал в разрушенном, сожженном венгерском городе Дебрецен альбом немецкого художника? Жаль, что после войны бывший советский солдат Лосев не мог даже говорить вслух об этом трофее, а потом просто не стал вспоминать об этом эпизоде…

  alt

И  что стало с автором альбома? Убит?  Взят в плен?

    Очень хочется узнать…

    Сегодня нам известно только имя немецкого художника. Его звали Ханц Лизке. Мы намерены продолжать исследование.  

     А военный трофей цел и бережно хранится. Его история еще не закончена. Может быть нам удастся узнать, кому он сейчас по праву принадлежит. Тогда сын Виктора Лосева и внуки готовы вернуть его семье художника.

 

alt

 

20.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 71 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 8680805