1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

ПО СЛЕДАМ ПУТЕШЕСТВИЯ П. П. СЕМЕНОВА НА ТЯНЬ-ШАНЬ

Индекс материала
ПО СЛЕДАМ ПУТЕШЕСТВИЯ П. П. СЕМЕНОВА НА ТЯНЬ-ШАНЬ
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

 

 

Кыргызско – Российский Славянский Университет

Национальная Академия Наук

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Посольство Российской Федерации

В Кыргызской Республике

По следам путешествия

П. П. Семенова на Тянь-Шань

Материалы

международной научно-практической конференции,

посвященной 150-летию путешествия

П. П. Семенова на Тянь-Шань

 

                                         Бишкек – 2007

 

УДК

ББК

Редакционная коллегия:

По следам путешествия П. П. Семенова на Тянь-Шань: Материалы международной научно-практической конференции и «круглого стола», посвященных 150-летию путешествия П. П. Семенова на Тянь-Шань /Под ред. акад. В.М. Плоских. – Бишкек: Издательство КРСУ, 2007. –     с.

Сборник содержит приветственные выступления и доклады участников научно-практической конференции, посвященной 150-летию путешествия П. П. Семенова на Тянь-Шань.

          Представлены доклады видных ученых Кыргызстана о жизни и деятельности известного русского ученого П. П. Семенова-Тян-Шанского, его неоценимом вкладе в исследование Тянь-Шаня; рассмотрены некоторые проблемы озера Иссык-Куль и горных экосистем. 
          В сборник вошли и материалы «Круглого стола», в котором приняли участие преподаватели кафедры истории и культурологии, студенты гуманитарного факультета КРСУ. Эти материалы освещают деятельность предшественников, современников и последователей П. П. Семенова Тян-Шанского – путешественников, географов, историков, дипломатов, археологов, художников, открывших миру край Небесных Гор – Кыргызстан.
          Данный сборник – дань памяти великому русскому ученому – П. П. Семенову-Тян-Шанскому, поэтому в него включены и статьи журналистов, и поэтические строки, посвященные великому путешественнику.

        

Рекомендовано к печати Ученым советом КРСУ и РИСО НАН КР

                                                                                   © КРСУ, 2007

 

Содержание

 

Приветственные выступления

Власов В.С.

Жоробекова Ш. Ж.

Нифадьев В. И. 

Материалы научно-практической конференции

«150-лет путешествия П. П. Семенова на Тянь-Шань»

Суслова С. Выступление у памятника Семенову-Тян-Шанскому

Оторбаев К. О. Пионер исследования Тянь-Шаня

Воропаева В. А. Он заботился только о научных интересах Центральной Азии

Конурбаев А. О. Трансгрессии и регрессии озера Иссык-Куль: проблема не решена

Маматканов Д. М. Перспективы исследования высокогорных территорий Тянь-Шаня

Рудов М. А. О ледниках, перечитывая «Путешествие на Тянь-Шань»

Боконбаев К. Дж. Глобальное изменение климата: новые вызовы и угрозы в Центральной Азии

Айтматов И. Т. Остаточные напряжения в массиве горных пород и очаги горных ударов

Дженчураева Р. Д. Динамика земной коры и формирование крупных месторождений

Какеев А. Ч. Выдающийся вклад П. П. Семенова-Тян-Шанского, великого русского путешественника-исследователя, в развитие истории и философии науки Кыргызской Республики

Койчуев Т. Путешественники: кто они ?!.

Бедельбаев А. Участие кыргызов в экспедициях русских путешественников второй половины XIX – начала ХХ вв.

Колесников А. А. Заметки военного времени

Омуралиев Н. А. Семенов-Тян-Шанский как статистик и его роль в становлении Кыргызстана

Ахмедов О. К. П. П. Семенов – арбитр кыргызов в межродовых спорах

Боотаев У. Э. Присоединение северного Кыргызстана к России

Плоских С. В. Краеведы – первые русские интеллигенты Кыргызстана

Боотаева Б. Л. Начало изучения Кыргызстана русскими учеными-исследователями второй половины XIX – начала ХХ вв.

Бартенева И. Ю. Из дореволюционной истории заселения Прииссыккулья русскими крестьянами

Данильченко Г. Д. Межкультурные контакты кыргызов в мемуарах П. П. Семенова-Тян-Шанского

Дудашвили С. Пещера Амана, или новая тайна Курментинской горы

Плоских В. В. Русские путешественники и ученые о затонувших памятниках

Иссык-Куля

Мельников В. У памятника Н. М. Пржевальского

Озмитель Е. Е. Культурное значение Иссык-Кульского Свято-Троицкого монастыря

Кожемякин С. В. Трайбализм в Кыргызском обществе: истоки и современность

Плоских В. М. К проблеме о христианском монастыре и мощах Апостола Матфея на Иссык-Куле

Бевза В. Святая память

Студенческий «Круглый стол»

Ведущие:      канд. филол.наук, доцент Данильченко Г. Д.

                      канд. истор. Наук, доцент Джунушалиева Г. Д.

 

Джунушалиева Г. Д. Усобица кыргызских племен как социальный конфликт (по мемуарам П. П. Семенова-Тян-Шанского

Ставская Л. Г. Музей П. П. Семенова-Тян-Шанского на Иссык-Куле

Виноградова Е. Е. Маршрутами Готфрида Мерцбахера – к вершинам Небесных гор

Зайнулин Р. Ш. Венгерские исследователи в Кыргызстане

Щербакова С. А. М. И. Венюков о картографировании Иссык-Куля и границе с Китаем

Фукалов И. Карл Риттер – научный предшественник  Семенова-Тян-Шанского

Алышбаева Н. П. М. Кошаров – художник экспедиции П. П. Семенова-Тян-Шанского

Парасухина  А. Первое путешествие на Иссык-Куль Ч. Ч. Валиханова

 (1855 г.)

Эшимбекова Н. С. В. В. Радлов и первые записи эпоса «Манас»

Плахтий Р. Русские военные исследователи Тянь-Шаня

Хижняков С. Русские военные путешественники на пути в Кашгарию

Хожда Г. Н. А. Северцов  и его путешествия по Киргизии

Сатыбекова Ж. Дипмиссия А. Н. Куропаткина в Кашгар

Башкова О. Военный губернатор Семиреченской области Г.А. Колпаковский и первые попытки подводных исследований на Иссык-Куле

Дятленко П. И. Неоконченный полет (последнее путешествие Н.М. Пржевальского)

Шафикова Б.  Ф. В. Поярков – собиратель кыргызских легенд и христианских памятников

Ухина Д.   В. Певцов – продолжатель дела Н. М. Пржевальского

Плоских В.  В.В. Бартольд: значение для истории его путешествия в Среднюю Азию в 1893 – 1894 гг

Омаралиев  Д. А. Н. Аристов об античном Иссык-Куле (по материалам китайских источников)

Аскатова А. В. В. Верещагин:  иссыккульские мотивы

Лужанский Д. А. И. Чайковский об Иссык-Куле как родине арийской расы

Виноградова Е. Михаил Фрунзе в первом туристическом походе на Иссык-Куль

Кендирбаев А. Маннергейм в Тянь-Шане

Пронская О. Вклад выдающихся ученых Санкт-Петербурга в изучение истории Кыргызстана

Хайрутдинов К. 50-летие Русского Географического общества

СМИ о научной конференции

Акчурин В. Тянь-Шань ему своей известностью обязан

(Слово Кыргызстана от 07.09.07)

Балакина И. Шел Семенов по Тянь-Шаню

 (Российская газета от 07.09.07)

Резолюция

Шепеленко А. P.S. В формате живого интереса

Литературное эссе

Газиев А. Путешественник-миротворец

 

ПРИВЕТСТВИЯ

Приветственное слово

Чрезвычайного и Полномочного

Посла России в Кыргызстане

В.С. ВЛАСОВА

в адрес участников научно-практической конференции,

посвященной 150-летию начала исследований

 Центральной Азии

П.П. Семеновым-Тян-Шанским

Уважаемые друзья!

          От лица российской дипломатии и от себя лично позвольте сердечно поприветствовать всех участников научно-практической конференции, посвященной 150-летию начала исследований П.П. Семеновым-Тян-Шанским Центральноазиатского региона.

          Хотелось бы поздравить присутствующих со славным юбилеем и выразить благодарность народу и руководству Кыргызстана за сохранение доброй памяти о русском ученом. Ваша кропотливая, всеобъемлющая работа позволила сберечь историческое наследие великого путешественника-исследователя и географа П.П. Семенова-Тян-Шанского. Памятник, воздвигнутый в его честь на побережье Иссык-Куля четверть века назад, –  наглядное свидетельство признания кыргызстанцами заслуг Петра Петровича, среди которых, безусловно, обширные географические и естественно-исторические исследования Центральной Азии. Осуществив ряд экспедиций в глубь Тянь-Шаня, он один из первых описал природу, а также флору и фауну горного края.
          Полагаю необходимым подчеркнуть, что мероприятия подобного рода (конференции, круглые столы, семинары), направленные на изучение и популяризацию трудов исследователей Центральной Азии, служат не только просветительским задачам, но также способствуют развитию российско-кыргызского сотрудничества в гуманитарной сфере.
          Позвольте еще раз поздравить всех участников и гостей конференции со знаменательной датой и пожелать творческих успехов в предстоящей работе конференции.

Приветствие и.о. Президента

Национальной академии наук

Кыргызской Республики

академика Ш. Ж.  ЖОРОБЕКОВой

Дорогие друзья!

 

          Сердечно приветствую участников научно-практической конференции!

Велик вклад русских путешественников в изучение Центральной Азии и, в частности, Кыргызстана. Мировая наука высоко оценила деятельность русских исследователей  А.П. Федченко,  И.В. Мушкетова,  В.Ф. Ошанина,

 Г.Е. Грум-Гржимайло,  Н.А. Северцова, А.Ф. Миддендорфа, Г.Потанина,

П.П. Семенова-Тян-Шанского и многих других. Их именами названы горные вершины, ледники и географические пункты.

          Знаменательно, что наша конференция посвящена 150-летию путешествия П.П. Семенова на Тянь-Шань. С именем великого русского путешественника связано, в первую очередь, утверждение позиций российской науки в Центральной Азии. По сегодняшний день Семенов-Тян-Шанский – непревзойденный исследователь Центральной Азии. Собранные им материалы, подготовленные и частично изданные описания его путешествий, до настоящего времени являются предметом изучения мировой науки и составляют научную гордость России. П.П. Семенов-Тян-Шанский разработал абсолютно новую методику географических исследований, тем самым, пополнив когорту мировых ученых.

          От всей души желаю вам, дорогие друзья, больших успехов в ваших благородных научных изысканиях!

Приветствие ректора КРСУ 

В.И. Нифадьева 

 

Уважаемые коллеги, гости!

          Позвольте от себя лично и от имени одного из организаторов конференции – Кыргызско-Российского Славянского университета – приветствовать всех участников конференции.
          Нам и будущим поколениям необходимо помнить о том, какой огромный вклад внесен этим ученым в науку нашей страны. После исследования «Небесных гор» великим китайским путешественником Сюань Цзяном минуло одиннадцать столетий до того, как в Центральный Тянь-Шань проник первый европейский ученый-исследователь. Это удалось совершить Петру Петровичу Семенову, выдающемуся русскому географу, за свой научный подвиг получившему право именоваться Тян-Шанским.
          Новые открытия, совершенные им по абсолютно новой методике географических исследований, поставили его имя в ряд мировых ученых.
          Мировая наука многим обязана российским ученым в изучении Центральной Азии, и Кыргызстана, в частности. Ими были открыты новые географические пункты, разведаны богатейшие запасы полезных ископаемых края, пополнены мировые зоологические и ботанические коллекции. В течение полувека деятельность Императорского Русского Географического общества была сконцентрирована на изучении новых азиатских владений России.
          Сегодняшняя встреча посвящена очень важному событию – 150-летию со времени первого путешествия П.П. Семенова на Тянь-Шань.
          И то, что мы собрались здесь, на Иссык-Куле, через столько лет почтить этого выдающегося исследователя, говорит об огромных научных заслугах П. П. Семенова-Тян-Шанского, о его величайшем вкладе в мировую науку. Отрадно, что в суверенном Кыргызстане высоко ценят и чтут заслуги русских ученых в открытии миру Кыргызстана, в изучении природных богатств страны, культуры, традиций и быта жителей.
          Желаю участникам конференции успеха в работе.

ВЫСТУПЛЕНИЕ У ПАМЯТНИКА

СЕМЕНОВУ-ТЯН-ШАНСКОМУ

С. Суслова                                                                                                

 

 

 

Когда над Иссык-Кулем ветер носит

Полыни запах – синий и хмельной,

В груди как будто тихо тает осень,

Такой простор щемящий и покой…

Душа парит, в себя вбирая вечность.

Сгустилось время, словно благовест.

И сам себя ты чувствуешь предтечей

Разгадки тайн прекрасных этих мест.

Еще ты – не Тян-Шанский, а Семенов,

А, может, – Власов, Павлов, Иванов…

Всех Иссык-Куль запомнит поименно,

Кто лечь костьми за этот край готов.

Он, Иссык-Куль, достоин тысяч жизней,

Он полон тайн, он смелых ждет века.

Он пришлецам подарит дым Отчизны

И сделает бессмертным смельчака,

Кто ради знаний, всех разгадок ради

Готов идти в смертельно трудный путь…

Уже Тянь-Шань расписан весь в тетради,

Его расклад, его природы суть.

Но блеск вершин и шелк небес китайский

Вместишь ли в карту? – мол, от сих до сих…

Уже в затылок дышит Пржевальский,

За ним – Мокрынин, Галицкий, Плоских…

И он застыл, сойти с пути не в силах,

Коня на миг сдержав на поводу…

А век за веком в тот же ветер синий

Впрягают волн бегущую гряду.

 

 

К. О. Оторбаев

ПИОНЕР ИССЛЕДОВАНИЯ ТЯНЬ-ШАНЯ

          Прошло сто пятьдесят лет со времени первого путешествия замечательного русского географа П.П. Семенова-Тян-Шанского в Тянь-Шань. В результате этого путешествия им впервые было дано научное, основанное на достоверном фактическом материале, описание природы этой своеобразной горной страны. Вместо существовавших тогда умозрительных, неверных представлений о Тянь-Шане, П.П. Семенов рассказал правду о неведомой, загадочной горной системе.

          Четверть века назад, в 1982 г., при выезде на Иссык-Куль по инициативе Российского Географического общества (РГО) и кыргызского правительства, был установлен бронзовый памятник путешественнику.
  Петр Петрович Семенов родился 14 января 1827 года в семье небогатого помещика (военного в отставке) старинного дворянского рода, в имении близ села Урусова Рязанской губернии.
  Детство будущего исследователя прошло среди природы средней полосы европейской части России. Наблюдения над окружающей природой во время прогулок, а также семейных путешествий уже в детские годы привили П.П. Семенову страсть к посещению новых мест и любовь к географии, сделавшейся предметом его увлечения на всю жизнь.
  В 1842 г. он поступает в Петербургскую школу гвардейских подпрапорщиков, восемнадцатилетним юношей блестяще ее заканчивает и первым заносится в список на мраморной доске. Кстати, следует отметить, что эту школу окончил несколько раньше П. Семенова М.Ю. Лермонтов, а позднее – М. Мусоргский. Однако военная карьера не прельщала подпрапорщика, и он в 1845 году поступает вольнослушателем на отделение естественных наук физико-математического факультета Петербургского университета. Четырехлетний курс обучения Семенов проходит за три года.
  В студенческие годы он слушает лекции и работает под руководством таких выдающихся русских ученых, как физик и физико-географ Ленц, участник кругосветного плавания физико-географ Коцебу, зоолог и палеонтолог Куторга, химик Воскресенский, ботаник Шиховский, математик Чебышев и другие, влияние которых сказалось на формировании и развитии его научных взглядов.
  В 1848 г. П.П. Семенов вместе со своим другом Н. Я. Данилевским совершает свое первое путешествие из Петербурга в Москву, а в следующем, 1849 г., с ним же – второе, по губерниям черноземного центра – Рязанской, Тульской и Орловской. Причем, оба путешествия молодые люди совершают пешком. Во время второго похода жандармы арестовывают Данилевского по делу петрашевцев и заканчивать путь по области Войска Донского, в бассейне реки Дона, Петру Петровичу Семенову пришлось одному. В 1849 же году любовь к географии привела П. Семенова в Русское Географическое общество, куда он был принят действительным членом.
  В 1851 г. П.П. Семенов удостоен Советом Петербургского университета магистерской степени по ботанике за исследование – «Придонская флора в её отношениях с географическим распределением растений по поверхности Европейской России».
  В 1850 г. Русское Географическое общество поручает молодому ученому П.П. Семенову перевод и дополнение многотомного сочинения немецкого географа Карла Риттера «Землеведение Азии», особенно тех частей, которые относились к азиатской России и сопредельным с ней странам.
  В 1853 г. Петр Петрович уезжает за границу, где продолжает работу над переводом и дополнением «Землеведения Азии». Одновременно с этой работой, с целью подготовки себя к самостоятельным географическим исследованиям горных стран, слушает лекции в Берлинском университете и совершает экскурсии и путешествия по горным районам Западной Европы. В Берлинском университете он слушает лекции по минералогии и геологии Густава Розе и профессора Бейриха, по метеорологии – профессора Дове, по китайскому языку и китайской истории – профессора Шотта. Но самыми важными для П.П. Семенова оказались лекции Карла Риттера, бывшего в это время уже в преклонном возрасте. В эти же годы он встречается с другим маститым ученым – А. Гумбольдтом. Как А. Гумбольдт, так и К. Риттер, высоко ценили способности и знания молодого русского ученого, переводчика и комментатора «Землеведения Азии». Вот что пишет об этом сам Петр Петрович: «Старый Риттер, познакомившись со мною, чрезвычайно полюбил меня как своего переводчика и комментатора и отсылал ко мне всех интересовавшихся географией застенной Китайской Империи и вообще Центральной Азии, говоря им, что с настоящим положением географических сведений об этих частях Азии я знаком больше, чем он сам».
  В эти же годы П.П. Семенов совершает для приобретения навыков самостоятельных исследований многочисленные экскурсии в горные районы Западной Европы – Гарц, Рейнские сланцевые горы, Бернские Альпы – и изучает целый ряд природных явлений, которые встретил во время путешествия по Азии. Он совершает много маршрутов по Швейцарии. Через горные проходы Альп попадает в Италию, где посещает вулканические районы и детально изучает Везувий. Характерно, что все свои маршруты путешественник осуществляет без проводника, с компасом и путеводителем, и ко всему этому – пешком.
  Весной 1856 г. П.П. Семенов представляет Географическому обществу план путешествия на Алтай, в кыргызские степи и другие места, которые ему необходимо было посетить с целью новых дополнений к «землеведению Азии» К. Риттера. В сущности, это было предлогом для осуществления своей заветной мечты – научного путешествия в Тянь-Шань. Истинное намерение он опасался оглашать, так как петербургские сановники из Министерства иностранных дел посчитали бы несвоевременным и безрассудным совершать такое путешествие и наложили бы запрет на такой смело задуманный план.
  Получив согласие Совета Географического общества, и не сообщая никому  прямо  о  своем  намерении проникнуть в Тянь-Шань, в начале мая 1856 г. Петр Петрович Семенов выехал из Петербурга в экспедицию и примерно через месяц прибыл в Барнаул. Из Барнаула он совершает маршруты на Алтай, где посещает важнейшие рудники и совершает восхождение на Ивановские белки, близ Риддерска. В августе 1856 г. путешественник достигает Укрепления Верного, построенного незадолго до его путешествия (ныне – Алматы). Отсюда начиналась загадочная горная страна Тянь-Шань с высокогорным озером Иссык-Куль. Здесь находилась не исследованная наукой область.
  В самом деле, сведения о Тянь-Шане, которыми располагали ученые, были совершенно недостаточными и зачастую недостоверными. Вот что пишет об этом сам П.П. Семенов: «Весь рельеф страны, направление поднятия хребта, средняя высота снеговой линии, вертикальное распределение организмов в этом еще неведомом горном мире, существование альпийских ледников и вулканических явлений – все это требовало или изучения, или подтверждения» [1: 16].  С целью дать ответ на эти вопросы П.П. Семенов из Верного в 1856 г. совершил две поездки на Иссык-Куль. В результате первой поездки, через горные проходы Заилийского Ала-Тоо, он достиг восточной оконечности Иссык-Куля. В результате второй поездки, через Кастекский перевал и Боомское ущелье, он достиг западной оконечности озера. До наступления зимы П.П. Семенов совершает маршрут в окрестности Верного и доходит до Кульджи, на зиму возвращается в Барнаул.
  Перезимовав в Барнауле, П.П. Семенов в мае 1857 г. с большим отрядом возобновляет свои исследования в Тянь-Шане. Теперь он проникает гораздо дальше, чем в прошлом, 1856 году. Через перевал Санташ он и его спутники попадают в Джергаланскую долину и вдоль подножья Терскей Ала-Тоо доходят до ущелья Джуука. По сути, они заезжают на Ак-Суйские термальные источники; реку Каракол пересекают там, где через несколько десятков лет возник г. Каракол, переименованный позже в г. Пржевальск в честь славного исследователя Центральной Азии Н.М. Пржевальского; посещают ущелье Джеты-Огуз. По ущелью Джуука П.П. Семенов с небольшим отрядом поднимается на перевал, где взору открылись сырты, поразившие путешественника своим холмисто-равнинным рельефом. «Перед путешественниками,  писал П.П. Семенов в «Истории полувековой деятельности Русского Географического общества» [2: 267],  расстилалось обширное плоскогорье – сырт, по которому разбросаны были небольшие полузамерзшие озера, расположенные между относительно уже невысокими горами, однако же покрытыми на вершинах вечным снегом, а на скатах – роскошной зеленью альпийских лугов. С вершины одной из таких гор путешественники очень отчетливо видели текущие из расстилавшихся у их ног сыртовых озер верховья притоков Нарына, главный исток которого находится ВЮВ отсюда. Таким образом, впервые были достигнуты европейским путешественником истоки обширной речной системы Яксарта» (т.е. Сыр-Дарьи).
  Спустившись обратно в Иссык-Кульскую котловину, П.П. Семенов исследует побережье озера между реками Джуука и Кызыл-Суу. Затем по маршруту: нижнее течение реки Джеты-Огуза – нижнее течение р. Джергалан – Тасму, или Сухой хребет – он выходит в Тюпскую долину и в ущелье Кунгей Ала-Тоо.
  После этого П.П. Семенов совершает еще одно, более удачное восхождение – в район Хан-Тенгри. Маршрут экспедиции проходил по долинам Каркары и Кок-Джара. Этот трудный по своим условиям путь, неизведанный никем из европейских исследователей Азии, вывел П.П. Семенова в наиболее высокую часть Тянь-Шаня – к горной группе Хан-Тенгри. Здесь им были открыты обширные ледники, из которых берет начало Сары-Джаз, несущий свои воды в Центральную Азию. Один из ледников впоследствии был назван именем Семенова. Обратный путь экспедиции лежал по долине Текес к Иссык-Кулю, через хребты Кунгей и Заилийский Ала-Тоо. 
   29 июля 1857 г. П.П. Семенов благополучно вернулся в Укрепление Верное. Отсюда он совершает исследования Заилийского Ала-Тоо, Джунгарского Ала-Тоо и озера Ала-Куль. Основные задачи, которые ставил П.П. Семенов перед собой накануне путешествия в Тянь-Шань, были разрешены. Исследования его на Тянь-Шане открыли новую эру в изучении этой горной страны.
  Несмотря на то, что сам П.П. Семенов расценивал свое путешествие как рекогносцировку, по своим научным результатам оно выходило далеко за её рамки. Благодаря огромной научной эрудиции Семенова, тщательной подготовке путешествия, был собран и удачно обобщен большой материал, характеризующий природу Тянь-Шаня. Одновременно была дана характеристика хозяйства и быта населения исследуемой территории.
  Научные результаты путешествия П.П. Семенова в Тянь-Шань, основанные на достоверном фактическом материале, явились фундаментом совершенно нового, реального представления о горной стране.
  В ноябре 1857 г. П.П. Семенов возвращается из путешествия в Петербург и представляет в Географическое общество проект своего второго путешествия в Тянь-Шань. Общество одобрило представленный план, но не нашло возможным снарядить экспедицию в ближайшее время.
  В Петербурге Семенов занимается обработкой своих дневников, но разные обстоятельства отвлекают его от этой работы. Однако им был напечатан ряд статей о своем путешествии в Тянь-Шань.
  По возвращении в Россию в 1858 г. П.П. Семенов представляет законченный перевод первого тома «Землеведения Азии». В мае следующего года книга выходит в свет, снабженная обширным «Предисловием переводчика». В этом предисловии автор излагает свои взгляды на географию и дает свое определение географии как особой науки. Книга была снабжена также обширными дополнениями, основанными на новых накопившихся материалах по описываемым Риттером странам.
  Следует отметить, что П.П. Семенов, пользуясь своим выдающимся общественным и государственным положением (он был сенатором и членом Государственного Совета), помогал молодым ученым и хлопотал об освобождении некоторых из них из-под политического надзора и из ссылки. Так было, например, с Г.Н. Потаниным, который неоднократно выражал Семенову свои чувства симпатии и признательности.
  Вот что пишет Г.Н. Потанин в письмах П.П. Семенову: «Два раза извлеченный Вами из духовного небытия и направленный к деятельности на пользу науке, я более чем многие другие могу оценить… Ваши невидимые и не сознаваемые современниками заслуги перед русским обществом. От всей души желаю Вам здоровья и жизненных сил, которые Вам необходимы на защиту как отдельных личностей, ставших невольными жертвами политических недоразумений, так и целых областей и обездоленных историей народностей, не принадлежащих к господствующему племени» [3: 98]. По ходатайству П.П. Семенова, кроме Потанина, получили амнистии политические ссыльные И.Д. Черский, А.А. Чекановский и В.И. Дыбовский, сделавшие большой вклад в науку по географическому исследованию Сибири.
   Большинство путешественников придерживалось метода полевых исследований П.П. Семенова, сущность которых сводилась к комплексному географическому изучению территории и широкому обобщению на основе первичных фактических материалов.
  Многие биографы П.П. Семенова-Тян-Шанского часто не освещают еще одного его путешествия в пределах Туркестана, утверждая, что путешествие на Тянь-Шань, по некоторым обстоятельствам, осталось единственным в его жизни. На эту неточность обратили свое внимание А.А. Азатьян и З.Н. Донцова в статье «П.П. Семенов-Тян-Шанский» (к сорокалетию со дня смерти) [4: 180] и Э.М. Мурзаев в книге «В далекой Азии» (статья, посвященная П.П. Семенову-Тян-Шанскому) [5: 29].
  Второе путешествие П.П. Семенова по Средней Азии освещалось в 1888 г. в связи с приглашением его администрацией Туркестанского края в город Самарканд для участия в торжестве по случаю завершения строительства Великого азиатского железнодорожного пути. Путешественник проехал от станции Узунада к побережью Каспийского моря, откуда в то время начиналась дорога. (Позже начальный пункт был перенесен в Кисловодск). Через Ашхабад, Мерв (Мары), Чарджуй (Чарджоу), Бухару он достиг Самарканда и Ташкента. Из Самарканда П.П. Семенов совершает путешествие вверх по долине Зеравшана, посещает оазис Пенджикент и поднимается в горы Туркестанского и Гиссарского хребтов. В отчете, опубликованном в «Известиях Географического Общества» [6] об этой поездке, на основе знакомства с равнинами Средней Азии, ее плодородными оазисами, П.П. Семенов дает интересную характеристику природы и экономического развития страны.
  Оценивая хозяйственное развитие края, П.П. Семенов писал, что в развитии сельского хозяйства ведущее место будет принадлежать хлопководству, затем шелководству, виноделию и виноградарству и производству риса. Построенную железную дорогу он считал одним из важнейших факторов хозяйственного процветания Туркестанского края.
  Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский является автором многих географических работ. Из них наиболее известен «Географическо-статистический словарь России». Этот пятитомный словарь, составленный и выпущенный Русским Географическим обществом под редакцией Петра Петровича, и до сих пор называется «Семеновским». Знаменитый путешественник редактировал многотомный популярный труд «Живописная Россия». Им написана трехтомная «История полувековой деятельности Русского Географического общества». Уже на склоне лет П.П. Семенов-Тян-Шанский совместно с академиком В. Ламанским осуществляет научное руководство над многотомным изданием «Россия. Полное географическое описание нашего отчества». Эти сборники выходили под редакцией его сына Вениамина Петровича, и не потеряли своей научной ценности и по сей день.
  Семенов был ярким представителем русской географии. Им была предложена выдающаяся для своего времени схема районирования России, получившая широкую известность и распространение в географической литературе. Следующий пример описания природы Тянь-Шаня может дать яркое представление о П.П. Семенове как о географе. Вот, что он писал в путевых записках, опубликованных в 1867 г. в 1 томе «Записок РГО по общей географии»: «Трудно себе вообразить что-нибудь грандиознее ландшафта, представляющегося путешественнику с Кунгея через озеро на Небесный хребет. Темно-синяя поверхность Иссык-Куля своим сапфировым узором может смело соперничать со столь же синей поверхностью Женевского озера, но обширность водоема, который, занимая поверхность в пять раз превосходящую площадь Женевского озера, казался мне с западной части Кунгея почти беспредельным на востоке, и ни с чем несравнимое величие последнего плана ландшафта придает ему такую грандиозность, которой Женевское озеро не имеет. Вместо непосредственно поднимающихся за вдвое менее широким Женевским озером предгорий Савойских Альп, совершенно закрывающих величественную группу Монблана, за широким Иссык-Кулем простирается обозримая, по крайней мере, на 300 верст своей длины непрерывная снеговая цепь Небесного хребта…
  Только первый план ландшафта далеко не достигает красоты первых планов швейцарских озерных ландшафтов: вместо береговых террас с роскошными садами, вместо цветущих городов и селений, поэтических замков и красивых швейцарских домов, путешественник находит на Кунгее унылое и пустынное прибрежье, лишенное всего того, что могла бы на нем воздвигнуть и насадить рука цивилизованного человека. Оно бесплодно, каменисто, усеяно бесчисленными валунами, лишено вообще лесной растительности, и только вдоль берегов стремительных ручьев и на некоторых прибрежьях озера представляется роща и группы небольших деревьев и высоких кустарников, состоящих преимущественно из облепихи (Hupophae rhamnoides), покрытой узкими серебристыми листьями и ветвями, густо облепленными светло-красными ягодами, из боярка и двух или трех пород ивы. Только изредка из таких рощиц виднеются белые войлочные юрты кыргызских пастухов и выставляется длинная шея двугорбого верблюда, а еще реже из окаймляющего рощицу обширного леса густых камышей выскакивает многочисленное стадо диких кабанов или грозный властелин этих камышовых чащ – кровожадный тигр» [7: 213].
  Дела Петра Петровича были по достоинству оценены еще его современниками. К концу жизни он состоял почетным членом пятидесяти трех, действительным членом двенадцати, членом-корреспондентом восьми русских и заграничных научных обществ и учреждений.
  В честь его названо 11 географических объектов в различных частях земного шара: хребет в Тянь-Шане, ледник и пик в Центральном Тянь-Шане, гора на Шпицбергене, пролив в Карском море, гора на Аляске, гора «Петр Петрович» в Монгольском Алтае и т.д. Имя П.П. Семенова присвоено 27 родам и видам растений, 64 родам, видам и подвидам животных. В его честь Географическим обществом СССР учреждены золотая и серебряная медали, присуждаемые ученым, обогатившим науку новыми трудами по землеведению, биогеографии, статистике, экономической географии, страноведению.
  За сто пятьдесят лет, прошедших со времени первого посещения П.П. Семеновым Тянь-Шаня, в изучении природы этого края сделано много.
  Великая Октябрьская Социалистическая революция возродила населяющие эту горную страну народы, которые обрели свою государственность и достигли больших успехов в развитии науки, культуры и хозяйства. Совершенно неузнаваемыми стали места, где сто пятьдесят лет тому назад проходил П.П. Семенов. Там, где на предгорных равнинах Тянь-Шаня Семенов местами встречал лишь юрты кочевников, ныне выросли города и селения. Вместо труднопроходимых троп Боомского ущелья проложены прекрасные автомобильные и железные дороги, по которым на больших скоростях мчатся автомашины и поезда. На пустынных когда-то прибрежьях Иссык-Куля выросли села и города. Там, где П.П. Семенов обследовал западную оконечность озера и выяснял связь реки Чу с озером, вырос крупный транспортный узел – Балыкчи.
  Ныне, при въезде в Балыкчи, с видом на Иссык-Куль возвышается прекрасный бронзовый монумент П.П. Семенову-Тян-Шанскому – дань памяти кыргызского народа великому русскому путешественнику.

Литература:

1.     К. Риттер. Землеведение Азии. Т. 2. СПб., 1859.

2.     Вестник Русского Географического общества. Ч. I., 1896.

3.     Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский, его жизнь и деятельность. Л., 1928.

4.     А.А. Азатьян, З.Н. Донцова. П.П. Семенов-Тян-Шанский (к сорокалетию со дня смерти) //Известия Узбекского филиала Географического общества СССР. Т. 1 (22). Ташкент, 1955.

5.     Э.М. Мурзаев. В далекой Азии. М.: Изд-во АН СССР, 1956.

6.     П.П. Семенов-Тян-Шанский. Туркестан и Закаспийский край в 1888 г. по путевым впечатлениям //Известия РГО. Т. 24. Вып. 5. СПб, 1888.

7.     П.П. Семенов-Тян-Шанский. Поездка из Укрепления Верного через горный перевал у Суок-Тюбе и ущелье Буам к западной оконечности озера Иссык-Куль в 1856 г. Отрывок из путевых записок //Записки РГО по общей географии. Т. I. СПб., 1867.

 

 

В.А. Воропаева

ОН ЗАБОТИЛСЯ ТОЛЬКО О НАУЧНЫХ ИНТЕРЕСАХ

ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Великий русский путешественник Петр Петрович Семенов оставил заметный след в истории географических открытий. Вице-председатель и глава Русского Географического общества обессмертил свое имя исследованием Тянь-Шаня в 1856–1857 гг., за что к его фамилии по указу императора России (в честь полувекового юбилея путешествия) была добавлена приставка «Тян-Шанский» (именно так – без мягкого знака).

Открытия нового, совершенные П.П. Семеновым-Тян-Шанским по абсолютно новой методике географических исследований, поставили его имя в ряд мировых ученых. «Эта методика явилась тем фундаментом, на который опирались другие прославившие русскую науку исследования, выдвинувшие ее вперед в мировой географии, – Пржевальского, Роборовского, Козлова, Потанина, Певцова и других» [1: 5],подчеркнуто в Предисловии к его Мемуарам «Путешествие в Тянь-Шань в 1856–1857 годах». 
 
«О чинах и знаках отличия я и не думал…», – однажды заметил Петр Петрович Семенов в своем путевом дневнике – живой памяти его путешествия на Тянь-Шань. В июне 1857 г. в ауле Балдысана, страстного любителя музыки, нередко проводившего почти целые ночи в виртуозной игре на комузе, в обществе народных сказителей и импровизаторов, произошла встреча ученого с дубаной.
  Дневниковые записи путешественника сохранили такие строки: «…Дубана, после нескольких обычных бешеных прыжков, привел себя в экстаз прорицателя и принялся предсказывать мне мою будущность. По его отрывочным словам, переведенным мне казаками (как они умели), он предсказал мне, что я буду улькун-тюре (большой сановник) у царя и буду иметь сто чинов (или знаков отличия), которые он, судя по его жестикуляции, видел на мне «воочию» перед собой, после чего при всякой новой виденной им почести падал к моим ногам в таком изнеможении, что, наконец, лишился чувств.
 
Я, конечно, тогда не придавал никакого значения предсказаниям дубаны. О чинах и знаках отличия я и не думал, так как мне уже было 30 лет, и я и не думал вступать в государственную службу, заботясь только о научных интересах, в особенности об исследованиях внутренней Азии, задумывая новое путешествие туда, куда впоследствии был направлен, при моем содействии, Пржевальский» [2].
  И действительно, в 1856–1857 гг. П.П. Семенов был только помощником председателя отделения физической географии Русского Географического общества. Но потом предсказания кыргызского дубаны как будто реализовались. После путешествия на Тянь-Шань вплоть до 1873 г. П.П. Семенов – уже председатель этого отделения. С 1873 по 1914 гг. П.П. Семенов-Тян-Шанский – бессменный председатель Русского Географического общества. Председателями являлись, как правило, представители царской фамилии. За всю историю общества им руководили всего два таких председателя: в 1845–1892 гг. – великий князь Константин Николаевич, в 1892–1917 гг. – великий князь Николай Михайлович.
  За лучшие научные труды по географии Русское Географическое общество присуждало премии и 4 золотые медали: Большая, им. Литке, им. Пржевальского, им. Семенова-Тян-Шанского.
  Фактическим руководителем Русского Географического общества   П.П. Семенов-Тян-Шанский оставался до конца своей жизни – до 1914 г., то есть в течение 41 года. Крупнейший русский географ Л.С. Берг, ставший впоследствии председателем Географического общества, говорил о  П.П. Семенове: «В представлении нашем, старых членов общества, Географическое общество и Петр Петрович – понятия нераздельные и неразделимые, это почти что синонимы» [1: 7].
  Русское Географическое общество – одно из старейших в Европе, проводило обширнейшую экспедиционную, издательскую и просветительскую деятельность во многих странах мира. Его членами являлись известные ученые, исследовавшие Урал, Сибирь, Дальний Восток, Среднюю и Центральную Азию; оно организовывало экспедиции в Иран, Новую Гвинею, Индию. Всей Европе XIX в. были известны имена Ф.П. Литке, К.М. Бэра, Н.Н. Миклухо-Маклая, М.В. Певцова, Н.М. Пржевальского, П.П. Семенова-Тян-Шанского и многих других. В 1896 г. П.П. Семенов-Тян-Шанский написал «Историю полувековой деятельности Императорского русского географического общества» в трех частях.
  После экспедиции на Тянь-Шань П.П. Семенов продолжает не только научную, но и общественную деятельность. В 1859–60 гг. в качестве эксперта он участвовал в работе редакционной комиссии по подготовке крестьянской реформы 1861 г.; в 1864–74 гг. возглавлял Центральный статистический комитет, а в 1874–1897 гг. – Статистический совет. П.П. Семенов являлся организатором 1-го съезда статистиков России, основателем ряда крупных статистических организаций. В 1897 г. в России была проведена первая в стране всеобщая перепись населения, организованная П.П. Семеновым. Он является создателем схемы экономических районов Европейской России.
  П.П. Семенов-Тян-Шанский был научным руководителем многотомных сводок по географии России: «Географическо-статистического словаря Российской Империи», «Живописной России», многотомного издания «Россия».
  Коллекции насекомых, собранные П.П. Семеновым-Тян-Шанским, насчитывают 700 тыс. экземпляров и хранятся в Зоологическом музее Академии наук России.
  Совершенно особое место в научной деятельности П.П. Семенова занимают 1856–57 гг. – годы его знаменитого путешествия, положившего начало систематическому исследованию Центральной Азии плеядой русских путешественников второй половины XIX в. «К пятидесятым годам прошлого (XIX) столетия всю сумму европейских сведений о Небесном хребте китайцев давала риттерова Азия, а наглядно – карты д'Анвилля в позднейшей переработке Клапрота. Эти знания если не равнялись нулю, то были ничтожны», – заметил Г.Е. Грумм-Гржимайло [3].
  В те времена выражение «загадочный Тянь-Шань» было так же распространено по отношению к Тянь-Шаню, как выражение «terra incognita» по отношению к Центральной Азии.
  В первом томе своих «Мемуаров» П.П. Семенов пишет: «Работы мои по азиатской географии привели меня… к обстоятельному знакомству со всем тем, что было известно о Внутренней Азии. Манил меня в особенности к себе самый центральный из азиатских горных хребтов – Тянь-Шань, на который еще не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам… Проникнуть в глубь Азии на снежные вершины этого недостигаемого хребта, который великий Гумбольдт на основании тех же скудных китайских сведений считал вулканическим, и привезти ему несколько образцов из обломков скал этого хребта, а домой – богатый сбор флоры и фауны новооткрытой для науки страны – вот что казалось самым заманчивым для меня подвигом».
 
Мечтой о задуманной экспедиции на Тянь-Шань П.П. Семенов поделился, будучи в Берлине, с Риттером и Гумбольдтом. Оба они, благословляя его на этот подвиг, однако не скрывали сомнений по поводу «возможностей так далеко проникнуть в сердце азиатского материка».
    В начале мая 1856 г. экспедиция П.П. Семенова отправилась по намеченному маршруту, в июне – была уже в Барнауле и затем через Семипалатинск добралась в Укрепление Верное (ныне – г. Алматы).
  Из Верного П.П. Семенов совершил две удачные поездки на Иссык-Куль. «Вторая моя большая поездка на реку Чу успехом своим превзошла мои ожидания: мне не только удалось перейти Чу, но также и достигнуть этим путем до Иссык-Куля, т.е. западной его оконечности, на которую еще не ступала нога европейца и до которой не коснулись никакие научные исследования», – сообщал ученый в письме, посланном в Русское Географическое общество после окончания этого маршрута. Дальнейшие исследования намеченного происходили достаточно успешно и завершились посещением П.П. Семеновым двух горных перевалов Тарбагатая.
  В «Истории полувековой деятельности Императорского русского географического общества» П.П. Семенов так оценивает путешествия в северно-западные окраины Центральной нагорной Азии: «Конечно, поездка эта, совершенная с быстротой, вынужденной окружающими меня опасностями и лишениями, может иметь только характер научной рекогносцировки, а не ученого исследования; но и в таком виде она не останется без результатов для землеведения Азии».
 
К научной обработке материалов своего путешествия П.П. Семенов предполагал приступить сразу же по возвращении и даже намеревался издать их в двух томах с картами и рисунками. Но служебные обязанности – работа в редакционной комиссии по реформе 1861 г. – отвлекли его от выполнения задуманного. Только через 50 лет, при составлении мемуаров, которые впервые были изданы к 100-летнему юбилею ученого в 1946 г., он смог полностью описать все этапы этого знаменательного путешествия.
  Оказалось, что он: первый начертил схему хребтов Тянь-Шаня; опроверг мнение А. Гумбольдта о его вулканическом происхождении; доказал, что вечные снега лежат здесь на очень большой высоте; первый установил вертикальные природные пояса; описал флору и фауну этого горного края; собрал коллекцию минералов, насекомых, гербарий; исследовал озеро Иссык-Куль и установил, что озеро бессточное, и река Чу не берет начало из него, как считали современники ученого, и в него не впадает, а уходит в Боомское ущелье.
  П.П. Семенов – первый из ученых-исследователей, проникший в глубь малоизвестной и загадочной горной страны Тянь-Шань. Путешествуя по Тянь-Шаню в 1956–57 гг., он первый увидел живых архаров и открыл десятки неизвестных его современникам видов растений, которые росли на склонах гор и удивительных долинах. Как географа и исследователя, П.П. Семенова привлекала в первую очередь величественная вершина мира Хан-Тенгри, и он увидел ее. Он добрался до горной группы Тенгри-таг и первый достиг ледников, берущих здесь начало.
  Исторические сведения о Кыргызстане служат яркой иллюстрацией понимания ученым того, в какой мере исторические условия, былая жизнь, и хозяйственная деятельность местного и пришлого населения, его отношение к окружающей природе играют роль в сложении общего облика края. Эпизоды из древней и средневековой истории Кыргызстана чередуются с его исследованиями, проведенными во время путешествия, описаниями многочисленных встреч путешественника с жителями края.
  Известия об этом горном крае, почерпнутые у восточных, преимущественно, китайских, арабских и персидских авторов, дополняются впечатлениями от встреченных в пути историко-археологических памятников, а также зарисовками местных пейзажей и портретов местных жителей, выполненных его спутником – П.М. Кошаровым [4].
  Увидел П.П. Семенов «решительное и последнее поле битвы между богинцами и сарыбагышами»…

  «День уже клонился к вечеру, когда мы, обогнув знакомую нам вершину, с ее подножья вышли на «мертвое поле», засыпанное замерзшими трупами, между которыми были и человеческие». И далее Петр Петрович пишет в «Путешествии»: «Только тут я глубоко прочувствовал поэтическое обращение поэта Пушкина к подобной поляне со словами: «О, поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?» [2: 177].
 Это «мертвое поле» – свидетельство неутихающей межплеменной вражды – омрачало впечатление от встреченных на пути ученого эффектных обширных полянок и чудных альпийских лугов, ласкового Иссык-Куля и величественных гор.
  Громадное научно-литературное наследие ученого, в котором Кыргызстану отведено значительное место, представляет органическую часть его «подвижничества» путешественника-первооткрывателя.
  Современные ученые много экспедиционных сезонов провели на Иссык-Куле в поисках столицы усуньских правителей, древнейшего торгового центра на Великом Шелковом пути – Чигучена, который на рубеже старой и новой эры постигла судьба, схожая с участью Атлантиды.
  По результатам исследований П.П. Семенова-Тян-Шанского кыргызские историки В.П. Мокрынин и В.М. Плоских четко обозначили начальную дату научных поисков столицы усуньского государства – города Чигу, поглощенного водами Иссык-Куля.
  «В теплый вечер 14 июня 1857 г. молодой русский ученый-путешественник, прибывший из далекого Санкт-Петербурга на Иссык-Куль в поисках разгадки происхождения Тянь-Шанских гор, стоял на мысе Кара-Булун, у водораздела рек Тюп и Джергалан, и вглядывался в покрытое рябью зеркало залива, тщетно пытаясь в лучах заходящего солнца увидеть причудливые развалины подводного дворца. Окружавшие его местные кыргызы рассказывали ему, что именно здесь они доставали кирпич со дна озера для своих мавзолеев-гумбезов, что именно тут, на мысе, разбушевавшиеся волны время от времени выбрасывают на берег старинные предметы – «дары озера… [5].
 
П.П. Семенов решил проверить рассказы иссык-кульских кыргызов об исчезнувших под водой строениях. Место, где развалины были особенно видны, по его мнению, являлось продолжением мыса Кара-Булун, во всяком случае, в восточной мелководной части озера. Вынесенные волнами в том месте находки он отнес к монгольскому периоду – к XIV–XV вв. И он был прав. Но среди них, как определил П.П. Семенов, обнаружились и предметы более древнего, сако-усуньского, периода: очень древний по форме и украшениям больших размеров медный котел и несколько медных орудий бронзового периода.
  Как объективный и беспристрастный ученый, П.П. Семенов задается вопросом: где же все-таки могла располагаться ставка усуней, которую китайские летописцы называли Чигучен, то есть «Город красной долины»? Усуни, по мнению ученого, «оставались бесспорными владельцами бассейна Иссык-Куля», по крайней мере, в течение пяти веков, и оставили «самые древние предметы из выбрасываемых волнами Иссык-Куля» [2: 184].
  Обнаружение и изучение усуньских памятников выпало на долю следующего поколения ученых – младших современников П.П. Семенова-Тян-Шанского. В частности, в канцелярии туркестанского генерал-губернатора сохранилась записка купца Исаева, не раз ходившего с караваном через Иссык-Куль в Восточный Туркестан, которая подтверждала наличие древних предметов в юго-восточной части озера, доказывающих существование в прежние времена на этом месте города.
  В 1871 г. был даже составлен проект поисковых работ под водами Иссык-Куля в водолазном снаряжении.
  П.П. Семенов первый обратил внимание на каталанский атлас мира (1375 г.) и начал поиски обозначенного на нем христианского монастыря. В одной из глав «Путешествия», названной «Поездка в глубь Тянь-Шаня», он записал: «В бытность свою в Венеции в начале 1850-х годов на знаменитой каталанской карте, там сохранившейся, я видел впервые изображение озера Иссык-Куль, а на северной стороне его был изображен монастырь несторианских христиан, бежавших, как известно, из стран Ближнего Востока (Сирии и др.) в глубь Азии и основавших в XII веке свой монастырь на берегу Иссык-Куля. Очевидно, что этот монастырь находился на Кунгее, то основавшие его монахи могли выбрать для того себе место на берегу одной из многочисленных бухт Кунгея, защищенных от волнений озера и богатых рыбой. Под эти условия вполне подходит Курментинская бухта, но, к сожалению, я не нашел ни на ее берегу, ни в береговых наносах соседнего берега никаких предметов, оправдавших мое предположение [2: 186–187].
  На карте рядом с изображением монастыря на северном берегу Иссык-Куля была надпись: «Это место называется Исикол. В этой местности расположен монастырь армянских братьев, где, как говорят, находятся останки св. Апостола и Евангелиста Матфея».
  Ученые-историки, наши современники, теперь уже располагая этой каталанской картой, неоднократно организовывали экспедиции в район, указанный П.П. Семеновым. Несколько христианских памятников были обнаружены международной экспедицией под руководством академика  В.М. Плоских, однако для продолжения успешных поисков необходимы стационарные исследования.
  Последние открытия, совершенные нашими современниками в Кыргызстане,   заставляют   ученых  каждый  раз оглядываться  на  путешествия 1856–57 гг. первопроходца Петра Петровича Семенова Тян-Шанского. Его исследования представляют целую эпоху в географическом и историческом изучении края: они подвигают на научные поиски в Кыргызстане и сопредельных странах новые и новые поколения ученых-подвижников.
  В сентябре 1980 г. в Кыргызстане проходил VII съезд Географического общества, с которым была связана научная жизнь П.П. Семенова. Примечательным мероприятием съезда явилась закладка памятника П.П. Семенову Тян-Шанскому при въезде к берегам озера Иссык-Куль через Боомское ущелье.
  И памятник был вскоре возведен. П.П. Семенов-Тян-Шанский как будто стоит у въезда к озеру Иссык-Куль. В общую композицию монумента естественным образом вливаются предгорья и горы Тянь-Шаня, долина реки Чу. Здесь теперь заповедная природная зона. Это вселяет надежду на сохранение в неприкосновенности неповторимой красоты края, восхитившей 150 лет назад П.П. Семенова.
  Для художественного восприятия образа П.П. Семенова Тян-Шанского петербуржцы – скульптор В.Э. Горевой и архитектор Н.А. Соколов – использовали своеобразный архитектурный прием, постепенно создающий определенное настроение в зоне монумента: своеобразный сад камней, на трех террасах которого разместились образцы минералов; широкие вымощенные серым гранитом пандусы ведут к композиционному центру комплекса. Бронзовая фигура ученого в походной экспедиционной одежде, ведущего оседланного коня, встречает каждого, кто устремляется к кыргызскому морю. Он словно застыл, восхищенный величием и красотой Тянь-Шаня. На русском и кыргызском языках надпись: «Великому русскому путешественнику П.П. Семенову Тян-Шанскому от кыргызского народа».

Литература:

1.     Фрадкин Н.Г. П.П. Семенов-Тян-Шанский //Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в Тянь-Шань в 1856–1857 годах. М., 1946.

2.    Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в Тянь-Шань в 1856–1857 годах. Мемуары. Т. II. М., 1946.

3.      Грум-Гржимайло Г.Е. П.П. Семенов-Тян-Шанский как географ // П.П. Семенов-Тян-Шанский, его жизнь, деятельность /Под ред. А.А. Достоевского. Л., 1928.

4.     Абрамзон С.М. Этнографический альбом художника П.М. Кошарова (1857 г.): Сборник Музея антропологии и этнографии. Т. XIV.

5.    Мокрынин В.П., Плоских В.М. На берегах Иссык-Куля. Бишкек, 1992.

 

 

 



imga0645.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 29 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 8741631