1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

"Болевые точки культурного наследия Кыргызстана" Плоских В.М.

 

На территории современного Кыргызстана, в зоне высокогорного озера Иссык-Куль в течение трех последних тысячелетий одна цивилизация транс­формировалась в другую, оставляя для потомков памятники материальной и духовной культуры. Часть из них с течением времени оказалась под водами Иссык-Куля (по наблюдениям ученых, озеро, по крайней мере, дважды пре­терпело периоды трансгрессии и регрессии).
  Руины древних поселений на береговой линии озера Иссык-Куль из­вестны давно. Многочисленные легенды и китайские летописи свидетельст­вуют о существовании здесь древних цивилизаций, которые исчезли в волнах Иссык-Куля, причины их исчезновения до сих пор окончательно не ясны.
  В результате исследований прошлых лет, в которых автор принимал непосредственное участие, под водой было зафиксировано более десяти па­мятников, а на побережье Иссык-Куля - до сотни. Они – как бы немые свиде­тели двух цивилизаций: древнекочевой (I тыс. до н.э.) и средневековой земле­дельческой. Наиболее ярким примером является открытие нами на дне Тюп-ского залива древней столицы усуньского государства, известного по китай­ским источникам города Чигу (II—I в. до н.э.).
  Летом 2003 и 2004 гг. была совершена комплексная международная археологическая экспедиция на Иссык-Куль. Кроме ученых Кыргызско-Российского Славянского университета и Национальной академии наук, в экспедиции приняли участие аквалангисты Конфедерации подводной дея­тельности России под руководством профессора С.С. Прапора и кандидата исторических наук С. Лукашевой.
  Экспедицией были выявлены и зафиксированы на подводных истори-ко-археологических объектах новые сако-усуньские и древнетюркские па­мятники: курганы, каменные изваяния, поселения, городища. Составлена карта-схема предметов материальной культуры, поднятых со дна затонувше­го городища в заливе Кара-Ой.
  Вместе с В.П. Мокрыниным мы обнаружили на побережье современно­го с. Барсхан бронзовые бляшки с изображением хищных кошачьих морд (барса или тигра), относящиеся по времени к сакскому периоду, т.е. борьбы среднеазиатских саков с воинами Александра Македонского. Аналогичные, синхронные по времени бляшки найдены казахскими археологами в 1969 г. при раскопках сакского кургана Иссык (что расположен между озером Ис­сык-Куль и городом Алматы). Только иссыкские бляшки были золотыми, со­хранившись в обширной коллекции неразграбленного кургана, а барскаунские - бронзовые, с бракованными отходами, что позволяет уверенно гово­рить об их местном производстве.
  Происхождением из Барсхана можно считать и серебряный кубок сак­ского времени, украшенный полтора столетия спустя арабской надписью в честь караханидского кагана XI в. Тогрул-карахана. Именно он правил Барс-ханом в 1059-1975 гг., в те времена, когда Юсуф Баласагуни создал «Кутадгу Билиг», а Махмуд Кашгари «Диван лугат-ат-Тюрк» *- знаменитые сочинения восточных авторов.

Теперь проблема I.

Уникальная своей надписью чаша находится в частной коллекции. Впервые предмет осматривали музейные специалисты и археологи Государ­ственного Исторического музея КР в 1993-1994 годах с целью приобретения в фонды музея. Уже тогда было отмечено выдающееся культурное, научное и историческое значение данного предмета. Но Министерство культуры не смогло выделить необходимую для приобретения сумму. Музеем была прове­дена экспертиза металла, из которого была изготовлена чаша - серебро 903 пробы, высота чаши 13,7 см, диаметр 15,6 см, вместимость 1,8 литра. Чаша кругло донная с петлеобразной ручкой по верхней части. Почернение с араб­ской надписью, в которой названо имя Тогрул Карахан - правителя караха-нидской династии из Барсхана. По предположению М.Н. Федорова, осматри­вавшего чашу в 1994 г. первоначально это был сакский кубок VI-V вв. до н.э., который мог принадлежать древнему зороастрийскому кочевому священни­ку. В XI в. из сакского кубка была сделана чаша для восточно-караханидского правителя из Барсхана. Надпись гласит (уточненный перевод арабиста Имран Шахрура): «Хакан славнейший, господин, государь победо­носный, побеждающий, опора государства и праведник религиозной общины Тогрул кара-хакан, приближенный повелителя правоверных (т.е. халифа)».
2 По датировке акад. В.В. Бартольда, поддержанной польским востоко­ведом О. Прицаком и германским нумизматом М.Н. Федоровым время прав­ления Имад ад-Даулы Тогрул кара-хакана охватывает 451-467//1059-1075 гг. т.е. третью четверть XI в. В таком случае значимость чаши как культурно­го и исторического наследия неизмеримо возрастает.
  Эта уникальная именная чаша, которая исгюльзовалась на протяже­нии тысячи (или даже 2,5 тыс.) лет, на данный момент не имеет аналогов в Кыргызстане. Т.е. можно отметить, что экспонат является великолепным и пока единственным образцом караханидской именной торевтики третьей четверти XI в. н.э., место которой, несомненно, в государственном музее. Но приобрести её мы не можем. Не исключено, что находка уплывет за рубеж.
  В прибрежных водах Дархана и Сару нами были обнаружены бронзо­вый сакский кинжал (акинак) и бронзовый жертвенный котелок. Ранее ар­хеологи находили на южном побережье Иссык-Куля большие жертвенные котлы из бронзы, жертвенные столики, украшенные бронзовыми фигурками зверей, камни (кайраки) с крестами и христианской (эпитафией.
  Все это побудило нас организовать специальную археологическую экс­педицию на Иссык-Куль в поисках затонувших памятников культурного на­следия древнего и средневекового Кыргызстана.
  Основная цель экспедиции заключалась в выявлении и фиксации но­вых подводных историко-археологических объектов, максимально полное об­следование затопленного городища Кара-Ой и поиски следов средневекового христианского монастыря, отмеченного на Каталанской карте 1375 г.
  В заливе Кара-Ой, что вблизи с. Чолпон-Ата, на расстоянии 2,5 км от берега и на глубине около 5 м, в 2003 г. буквально в последний день полевого сезона со дна озера было поднято два бронзовых жертвенных котла, анало­гичным тем, которые были широко распространены в античную сакс кую эпоху по всему Семиречью.
  Большой котел был занесен песком и илом, стоял устьем вниз, и вид­нелся только нижний ободок поддона. Раскопки и подъем котла были осуще­ствлены с использованием лодки, катамарана и лебедки. Котел, традиционно сакский, поразил, в первую очередь, своей хорошей сохранностью и почти полной неокиелейностью. На боках котла и на поддоне бронза сияла цветами от лимонно-желтого до красновато-желтого. Зеленовато-бирюзовых окислов практически не было.
  Вокруг припаянного к котлу верхнего основания конуса видны следы пайки другого поддона. Очевидно, что поддон был заменен на новый. Следы пайки внутри поддона хорошо видны и не очень аккуратны. Толщина стенок котла неодинакова. Особенно утолщено дно и плечики котла. По плечикам расположены 4 ручки: 2 - вертикальные и 2 - горизонтальные.
  Рядом на дне (метров в 10), был обнаружен малый бронзовый котел то­го же времени. Он лежал вверх дном, также был затянут илом и песком. Вы­ступали только ножки, выполненные в форме птичьих лап с четырьмя паль­цами.
  Спектральный анализ бронзовых изделий со дна Иссык-Куля, прове­денный в лаборатории Кыргызско-Российского Славянского университета, в совокупности с другими показателями свидетельствуют о местном производ­стве предметов.
  Ранее обнаруженные сакские кинжалы-акинаки, новые жертвенные котлы из акватории Кара-Ой и одиночный псалий, являются традиционными именно для Иссык-Куля и Семиречья в целом, и могут быть датированы V-IV вв. до н.э. - временем активного зарождения ряда кочевых государств Цен­тральной Азии: от гуннской империи до государств Кангюй, Давань, Усунь и Кыргыз, известных по китайским письменным источникам.
  Находки подтверждают распространение металлургии и бронзового литья среди кочевников I тыс. до н.э., говорят о наличии торгово-ремесленных центров, к которым были привязаны скотоводы, ведущие коче­вой или полукочевой образ хозяйствования и жизни.

Проблема II.

Мы, из-за отсутствия средств и собственных профессиональных архео­логов-подводников не можем сами организовать экспедиции. Но любители
дайвинга - подводного плавания - с каждым годом f все чаще и больше посещают Иссык-Куль. Со дна собирают все более-менее ценные археологические предметы и вывозят безнаказанно за рубеж: или сдают антикварам.
Это так называемые «черные» археологи. А попросту грабители госу­дарственного культурного наследия.

Вывод:

1.          Следует организовать ежегодную постоянно-действующую археоло­гическую экспедицию на Иссык-Куль.                                                                   

2.    Объявить озеро охранной зоной с запретом самовольных акваланги­стов собирать ценные находки или раскопки под водой.

3.    Взять по строгий контроль туристические организации с целью про­паганды и строгого соблюдения Закона Кыргызской Республики об охране и использовании памятников истории и культуры.

Главные направления будущих исследований: хронологическая разра­ботка известных подводных поселений и захоронений, открытие новых объ­ектов, обобщение ранее известных и собрание новых фактов истории, мате­риальной и духовной культуры. Основная задача - восстановление древней и средневековой цивилизации Иссык-Куля, а, следовательно, и открытие новых страниц истории всей Центральной Азии. Руководитель подводных археоло­гов проф. Прапор С.С. уезжая из экспедиции, так охарактеризовал свои впе­чатления о затонувших памятниках Иссык-Куля:
  «Мы опускались под воду во многих морях и океанах планеты. Но что­бы всего за неделю со дна в таком количестве были извлечены столь уни­кальнейшие предметы многотысячелетнего возраста - в нашей, да и в ми­ровой практике подводной археологии, - случай небывалый.
 
Мы любовались бронзовым жертвенным котлом, на боках которого переливалось солнечное сияние. Сосуд прекрасно украшен: в художественной манере выполнены витые ручки. Казан поменьше покоился на сработанных древним мастером птичьих ножках. Наконец-то провидение повернулось к нам лицом.
 
Дух захватывает, когда думаешь о том,, что скрыто под волнами благословенного озера. Речь даже не о кладах, а о несметных богатствах, которые мы просто не имеем права не извлечь на свет Божий. Это наш, долг перед потомками!».
 
Впереди новые экспедиции. Новые исследования подводных памятни­ков древней цивилизации Иссык-Куля. А на сегодня отправной точкой для исследования подводного Иссык-Куля в качестве «книги лоцмана», могут слу­жить две монографические публикации 2005 г., в издании которых автор принимал непосредственное участие - «Все об Иссык-Куле» и «Наш Кыргызстан».