1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Семенов Ю.И.Исторический процесс: его понимание и истолкование Часть3

Индекс материала
Семенов Ю.И.Исторический процесс: его понимание и истолкование Часть3
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Все страницы

2.4. Марксистская теория исторического развития

2. 4. 1. Вводные замечания

Следующим шагом в развитии унитарно-стадиального истории было появление марксистского материалистического понимания истории. Хотя эта концепция исторического развития было создано Карлом Генрихом Марксом (1818-1883) и Фридрихом Энгельсом (1820-1895) еще в середине XIX в., она, бесспорно, является учением и современным. У материалистического понимания истории немало сторонников, причем не только в бывших «социалистических» странах, но и далеко за их пределами.
Последние десятилетия характеризуются расту­щим внимание ученых-обществоведов ведущих капиталистических стран к материалистическому пониманию истории. Особенно оно популярно среди этнологов (социальных антропологов) и археологов. В странах дальнего зарубежья только за последние 20 лет опубликовано несколько десятков моногра­фий и сборников (не говоря уже об отдельных статьях в периодических изданиях), посвященных использованию исторического материализма в этно­логии (социальной антропологии) и археологии. Достаточно назвать монографии: Дж.У. Уэссман «Антропология и марксизм» (Нью-Йорк, 1981), М. Блох «Марксизм и антропология» (Оксфорд, 1983), Р. Макгвир «Марксистская археология» (Лондон, 1992); сборники: «Марксистский анализ и социальная антропология» (Лондон, 1975); «Произ­водственные отношения. Марксистский подход в антропологии» (Лондон, 1978); «По направлению к марксистской антропологии. Проблемы и перспек­тивы» (Гаага, 1979); «Марксистские перспективы в археологии» (Кембридж, 1984); «Перспективы в марксистской антропологии в США» (Нью-Йорк, 1987); «Диалектическая антропология» (Гейнсвилл, 1992); «Марксистский подход в экономической антропологии» (Лэнхэм,1992).[1] Работ такого рода в западной науке так много, что в издаваемых в Пало Альто (США) «Ежегодных обзорах антропологии» уже появи­лось три статьи: «Марксистский подход в антрополо­гии», (Т. 4. 1975), «Материалистический подход к пре-истории» (Т. 10.1981), «Антропология и Маркс» (Т. 26. 1997), содержащие обширнейшую библиографию.[2]
Высоко оценивают материалистическое понима­ние истории и многие видные западные историки, не принадлежащие к числу марксистов. Вот, что, например, говорил в 1982 г. известный американс­кий историк Бернард Бейлин в своем обращении в качестве президента Американской исторической ассоциации к ежегодному ее собранию: «Разуме­ется, марксисты создали могучее средство для упорядочения материала в исторических трудах. Какими бы не были их слабости, историки-марксисты искали - именно искали - позади всех обстоятельств и случайностей усилия и достижения человечества и сводили вместе самые разнообраз­ные материалы в единую непротиворечивую кар­тину, которая показывала как настоящее вырастает из прошлого. Они выделяли лежащие в основе силы, которые как прямо, так и через «домини­рующие идеологии» формировали живые челове­ческие функции, и стремились объединить базис­ные силы и структуры социальной и культурной жизни во всеобъемлющую схему, которая кон­центрировала внимание на критических переходах. Взгляд с позиций марксизма остается мощной си­лой в осознании прошлого, каков бы ни был подход к истории...».[3] И подобного рода высказываний можно было бы привести немало.
2. 4. 5. Проблема интерпретации марксовой

схемы смены общественно-экономических

формаций

В теории общественно-экономических формаций К. Маркса каждая формация выступает как общество вообще определенного типа и тем самым как чистый, идеальный социально-исторический организм данного типа. В этой теории фигурируют первобытное общество вообще, азиатское общество вообще, чистое античное общество и т.п. Соответственно смена общественных формаций предстает в ней как превращение идеального социально-исторического организма одного типа в чистый социально-исто­рический организм другого, более высокого типа: античного общества вообще в феодальное общество вообще, чистого феодального общества в чистое капиталистическое общество и т.п. Сообразно с этим человеческое общество в целом выступает в теории как общество вообще - как один единый чистый социально-исторический организм, стадиями развития которого являются общества вообще определенного типа: чистое первобытное, чистое азиатское, чистое античное, чистое феодальное и чистое капита­листическое.
Но в исторической реальности человеческое общество никогда не было одним единым социально-историческим организмом. Оно всегда представляло собой огромное множество социоисторических орга­низмов. И конкретные общественно-экономическое формации тоже никогда в исторической реальности не существовали как социоисторические организмы. Каждая формация всегда существовала лишь как то фундаментальное общее, которое присуще всем социально-историческим организмам, имеющим своей основой одну и ту же систему социально-эконо­мических отношений.
И в самом по себе таком расхождении между теорий и реальностью нет ничего предосудительного. Оно всегда имеет место в любой науке. Ведь каждая из них берет сущность явлений в чистом виде, а в такой форме сущность никогда не существует в реальности, ведь каждая из них рассматривает необхо­димость, закономерность, закон в чистом виде, но чистых законов в мире не существует.
Поэтому важнейшим делом в любой науке является то, что принято называть интерпретацией теории. Она состоит в выявлении того, как необходимость, выступающая в теории в чистом виде, проявляется в реальности. В применении к теории формаций вопрос состоит в том, как схема, претендующая на то, что она воспроизводит объективную необходимость развития человеческого общества в целом, т.е. всех существовавших и существующих социально-исторических организмов, реализуется в истории. Представляет ли она собой идеальную модель развития каждого социально-исторического организма, взятого в отдельности, или же только их всех вместе взятых!