1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Батырбаева Ш.Д. Население Кыргызстана в межпереписный период с 1926 по 1939 гг.

 

 

Население  Кыргызстана в 20-50-е годы ХХ века: историко-демографический анализ. Бишкек, 2003. Гл.2

В исследовании истории населения Кыргызстана с 1926 по 1939 гг. одним из сложных вопросов остается определение тенденций в изменении динамики его численности. Вплоть до начала 90-х годов из-за существующей научной идеологии невозможно было раскрыть истинной картины количественного и качественного развития населения СССР. Официальная государственная идеология декларировала построение в СССР социализма за короткий срок, расцвет советского народа, преодоление основных различий в уровне развития союзных республик, заявляя о том, что в некоторые народы перешагнули от средневековья к социализму. В духе господствующей идеологии ученые для демонстрации достижений советского строя оперировали данными о развитии социально-экономической, культурно-образовательной сферы, которые в постсоветское время были признаны завышенными из-за приписок. При этом не ставился вопрос об изменении количественного и качественного состава населения, то есть таких главных индикаторов развития как показатели естественного, механического движения, здоровья, продолжительности жизни, семейного положения, брачности и разводимости.

Изучение в таком аспекте демографического развития вскрывает негативные явления в эволюции численности населения за межпереписный период. Так, Кыргызстан, хотя и занимал среди других союзных республик по росту численности населения первое место (см. табл.1), но истинное состояние динамики его прироста было далеко от радужной картины. Об этом свидетельствует тот факт, что за межпереписный период с 1926 по   1939гг., при увеличении на 46,8 % численности всех жителей республики, этот же показатель составил для основного населения республики – кыргызов всего 14,1%1. Если сравнить относительный прирост кыргызов с таким же показателем всего населения СССР, то он был ниже на 1,9%. На наш взгляд, такой низкий процент прироста был свойствен и другим народностям, проживавшим на территории нашей республики в момент проведения переписи.

Относительно высокий темп роста общей численности всего населения республики был обеспечен за счет механического прироста в ходе осуществления преобразовательных процессов. Поэтому для выяснения реального состояния изменения динамики за этот период, надо выявить соотношение механического и естественного прироста в общей численности населения в процессе сравнения его ежегодных колебаний. Для этого необходимо взять за исходные данные рост численности населения Кыргызстана по итогам переписей 1926, 1937 и 1939гг., показатели которых в отношении к нашей республике признаны нами в целом как достоверные, далее на основе изучения материалов текущего статистического учета восстановить его ежегодную динамику. Такого рода анализ ежегодной динамики численности покажет основные тенденции демографического развития Кыргызстана в эти годы преобразовательных процессов.

До сих пор введение в научный оборот материалов текущего статистического учета того периода остается одним из сложных вопросов из-за плохой сохранности, неполноты учета, недоступности и, самое главное, по степени достоверности. Поэтому прежде чем использовать содержащуюся в этих источниках информацию, необходимо учитывать организацию текущего статистического учета за межпереписный период в СССР, которая в зависимости от интересов государства или же была на взлете, или же в изгнании. Зачастую данные учета не отражали реальной действительности, а выражали волю руководителей страны. В этом плане следует выделить два этапа: с середины 20-х до начала 30-х и с 1933 по 1939гг.

 На первом этапе статистическая наука и учет после революции пережили бурный период развития. Для строительства нового общества необходимо было выявить материально-людские ресурсы страны. С этой целью проводится ряд переписей и различные обследования. Их результаты одновременно выявили все негативные явления в демографическом процессе  первой четверти ХХв., а также первые успехи политики НЭПа, существенно улучшившие демографическое состояние населения; восстановился довоенный уровень темпа естественного прироста, наблюдался его рост.

В такой обстановке 17 декабря 1926 г. была организована всесоюзная перепись населения, которая по сравнению с другими, проведенными в годы советской власти переписями, имела наиболее широкую программу и не подвергалась в тот период со стороны государства сознательным припискам общих итогов. Такая лояльность власти объяснялась стремлением руководства страны зафиксировать все положительные явления, которые в середине  20-х годов наблюдались в демографическом процессе.

На втором этапе наблюдается кризис в статистической науке в связи негативными тенденциями в демографическом развитии страны, а в отдельных регионах - кризисами, вызванными свертыванием политики НЭП и курсом, взятым на коренные социалистические преобразования, осуществление которых легло на плечи населения страны. Данные текущего статистического учета стали фактически опровергать официальную идеологию власти о сокращении смертности, повышении рождаемости и увеличении продолжительности жизни советских людей. Проведение статистических обследований, публикации их результатов и открытое использование материалов текущего учета населения стали нежелательны, скорее опасны. Именно с началом кризиса в демографическом процессе в СССР статистические органы и в целом статистика как наука тоже стали переживать кризис. Для сокрытия этих неблагополучных тенденций, а в отдельных регионах - даже катастроф, руководство страны было вынуждено засекретить статистику населения, закрыть научно-исследовательские институты, изучающие демографические проблемы и провести реорганизацию в органах учета населения. Политбюро ЦК ВКП(б) 1 февраля 1933 г. приняло решение, запрещающее публикацию каких-либо данных до обнародования официальных сведений2.  Отныне все материалы могли издаваться лишь с разрешения Госплана СССР.  В 1934 г. загсы как органы сбора первичных данных о населении передаются в НКВД. Постановление ЦК ВКП(б) от 21 сентября 1935 г. «О постановке учета естественного движения населения», содержащее необоснованные обвинения в адрес работников загсов как классовых врагов, умышленно завышающих смертность и недоучитывающих рождаемость3, надолго отрицательно повлияло на качество статистического учета. Из-за страха оказаться вредителями и классовыми врагами работники начали фальсифицировать в данные учета естественного движения населения.

В такой конкретно-исторической обстановке 23 января 1930 г. было ликвидировано ЦСУ СССР, существовавшее на правах наркомата, а вместо него создан в Госплане сектор народно-хозяйственного учета. В дальнейшем этот сектор не справился с задачами по сбору статистической информации, без которой невозможно было осуществление тех или иных государственных программ. Реальное положение статистического учета требовало восстановления ЦСУ. Но все-таки, вновь создавая 17 декабря 1931 г. Центральное управление народно-хозяйственного учета (ЦУНХУ), статистическим органам не вернули самостоятельности, а оставили их при Госплане. И позднее, 21 марта 1941 г., переименовав ЦУНХУ в ЦСУ СССР, также оставили его в подчинении Госплану.

Как и в целом по стране, в Киргизской ССР наблюдались те же явления в учете гражданского состояния населения, ибо республиканские статистические органы в своей деятельности под давлением официальной идеологии руководствовались теми же всеобщими инструкциями. Данное положение усугублялось более низким уровнем социально-экономического, культурно-образовательного развития Кыргызстана в сравнении с большинством других союзных республик.

С целью проведения анализа изменений динамики численности с 1926 по 1939гг. в Кыргызской Республике мы решили оценить информативную содержательность источников по статистике населения и, исходя из ее итогов, определить методы их изучения. Материалы по статистике населения за рассматриваемый период хранятся в фонде 105 ЦСУ КР и в фонде 1562 РГАЭ РФ. Обзор источников по ним показал, что сохранность документов статистического учета населения неполная, данные зачастую противоречивы, отрывочны. По характеру содержащейся в них информации эти источники можно разделить на следующие группы:

а) отчеты загсов;

б) документы, составленные на основе отчетности загсов;

в) документы, составленные на основе  сводных доисчисленных данных ЦУНХУ Киргизской АССР за определенные годы;

г) документы, характеризующие показатели естественного роста за определенные промежутки времени;

д) сопутствующие материалы текущего статистического учета (инструкции, отчеты, и т.д.)

К первой группе относятся все отчетные документы, составленные органами загсов на основе актов гражданского состояния населения. В изучении динамики численности они служат основными источниками; среди них большое значение имеют ведомости о регистрации смертей, рождений, браков и разводов, второй экземпляр которых загсы на местах отправляли в соответствии с инструкцией в органы учета республики. Но введение их в научный оборот требует тщательного источниковедческого анализа, так как по сравнению с другими союзными республиками, учет гражданского состояния в Кыргызстане велся слабо вплоть до начала 40-х годов. Это объяснялось тем, что кыргызы до первой четверти ХХ в. вели кочевой образ жизни; население в абсолютном большинстве было неграмотным; гражданские акты соответствующими органами не регистрировались. Все правовые отношения, в том числе гражданские акты, регулируемые нормами мусульманской религии, адатом и шариатом, осуществлялись представителями духовенства, родовой знати. В традиционном кыргызском обществе в целом не велся учет рождений, смертей, браков и разводов. В 20-30-е годы ХХ века наиболее сложной работой в организации учета гражданских актов было убедить население в необходимости регистрации всех случаев изменений в их гражданском состоянии (рождения, смертность, браки и разводы). В переходный период наравне с принятыми законами о гражданских отношениях функционировали выработанные веками традиционные правовые отношения. В такой обстановке не стала обязательной регистрация гражданских актов. Нежелание регистрировать в загсе изменение о гражданском состоянии, было характерным даже во второй половине 30-х годов и отмечалось как массовое явление4.

Кроме того, в сознании населения господствовала боязнь последствий регистрации. Еще свежа была память о принудительной мобилизации в армию в годы первой мировой и гражданской войн. Свою роль сыграла целенаправленная подрывная работа противников нового социалистического строя, распространявших ложь о якобы негативных последствиях регистрации гражданских актов государственными органами. Наладить учет гражданского состояния после революции было крайне тяжело, так как органы загсов создавались впервые, а уже образованные зачастую  не всегда функционировали. Причинами такой ситуации в работе органов загсов явились: отсутствие со стороны власти должного внимания работе данных учреждений; а также дефицит квалифицированных кадров по учету населения, когда на целый район выделялся один инструктор по организации регистрации гражданских актов.. В целом по данным ЦУНХУ Киргизской ССР и СССР в 1935г. процент охвата учетом населения в нашей республике составлял всего 59,9%, в 1936г. равнялся примерно 60-65%, а в 1939г этот показатель достиг всего лишь 67,7 % 5.

Все же к концу 30-х годов, с завершением переходного периода в социалистическом строительстве, переходом оседлому образу жизни полукочевых хозяйств и осуществлением социально-культурных преобразований налаживается организация учета гражданских актов среди населения во всех регионах республики. Естественно, этот процесс протекал неравномерно. По сравнению со вчерашними кочевьями, в городах, городских поселениях, в центральных районах и в тех регионах, где население вело оседлый образ жизни, организация учета гражданских актов шла быстрее.

Несмотря на все проведенные мероприятия, охват учетом гражданского состояния населения оставался в нашей республике до начала 40-х годов крайне низким, занимая по Союзу последнее место. Об этом свидетельствует оценка информационной возможности регистрации актов сотрудниками ЦУНХУ Киргизской ССР: «Все эти перечисленные дефекты приводят к тому, что установить динамику естественного движения населения, влияние культурно-материальных условий на него очень трудно. Неполнота регистрации затрудняет анализ материала и распространение сделанных выводов на всю республику»6.

Кроме этого, из-за неполного понимания правил регистрации, иногда из-за несоблюдения инструкции по заполнению тех или иных форм регистрации демографических явлений шло изначально не точное отражение действительности. В частности не всегда соблюдался порядок нумерации, предусмотренный по инструкции; работники загсов, начиная каждый месяц заново, тем самым вносили путаницу в учет актов. Иногда пропускали нумерацию, заполняли конъюнктурные сведения (национальность, возраст, порядок рождения в семье и т.д.) не правильно, не всегда своевременно отправляли вторые экземпляры  в центр.

И сегодня не наблюдается активного привлечения этих данных в научный оборот. Это объясняется тем, что во-первых, сводные данные должным образом еще не анализированы. Во-вторых, неполнота по охвату во времени и пространстве, а также низкое качество сохранности не позволяют использовать их для анализа конкретных демографических процессов в республике 20-30-х годов.

Однако эти сведения в совокупности дают возможность определить вектор естественного движения населения, дополняют, зачастую оказывают неоценимую услугу при проверке достоверности тех или иных сводных данных. На наш взгляд, первичные материалы органов загсов, несмотря на их вышеприведенные погрешности, в ходе дальнейшей разработки проблемы демографического развития Кыргызстана могут быть вовлечены в научный оборот, в частности в аспекте становления нового направления - восстановления истории семей (ВИС).

Ко второй группе относятся сводные отчетные материалы по статистике населения и здравоохранения. В ходе организации и изменения функций органов учета гражданского состояния населения некоторые формы отчетности исчезали, другие - видоизменялись, добавлялись новые большинство - полном объеме не сохранились. Тем не менее, сопоставляя их данные, можно восполнить пробелы источников, проверить достоверность, определить репрезентативность имеющейся информации.

Среди сводных источников наибольшой интерес представляют сводные отчетные данные естественного движения населения. За отчетный год на основании «Дневника получения вторых экземпляров актов гражданского состояния» по показателям рождений, смертности, в том числе до одного года, браков и разводов сводные отчеты составлялись по территориальным признакам, этнической структуре, расселению - городские, сельские, поселковые; по времени - ежеквартальные, ежемесячные, полугодовые и годовые.

Также как и для первичных данных учета при введении в научный оборот сводных отчетных документов необходимым является их источниковедческий анализ. В отличие от первичных сведений регистрации гражданских актов, степень информативной надежности данных сводных отчетов зависела до начала 30-х годов, от состояния и качества охвата регистрацией актов рождений и смерти, а в дальнейшем - от стремления органов статистического управления скрыть негативные тенденции в демографических процессах в стране. И в работе с ними следует обращать внимание на достоверность, представительность сводных данных о естественном движении населения по республике. 

Таблица 3

Естественное движение населения с 1927 по 1938 гг.

по данным загсов и его доисчисленные показатели 6.

 

Годы

Зарегистрированные

Доисчисленные

рождаемость

смертность

рождаемость

смертность

1927

12301

5451

 

 

1928

14391

5381

 

 

1929

14803

7576

 

 

1930

15797

8986

 

 

1932

   16660

12496

 

 

   1933

9830

9672

57007

44955

1934

9034

6477

15341

10398

1935

21186

9741

35604

16012

1936

29002

14156

 

 

1937

31426

12345

 41933

16351

1938

42431

16518

45404

18697

 

При анализе этих данных при изучении степени надежности информации сводных отчетов о рождаемости  и смертности разделим их по времени составления на три группы:

1/ 1926-1932гг. - обнаруженные документы по отчетности естественного движения требуют установления полноты, так как в это время свыше 60% населения не было охвачено учетом;

2/ 1933-1935 гг. - в итоговых отчетах регистрации гражданских актов отдельно указывались реально зафиксированные, доисчисленные и их суммарные данные. В связи с этим при введении их в научный оборот необходимо определять, во-первых, насколько адекватно доисчисленные данные отражали реальность и, во-вторых, в какой степени при их исчислении были применены зафиксированные данные;

3/ 1936-1939 гг. - в сводных отчетах, хотя и производились как прежде доисчисления, но уже перестали их выделять как «отчетные» и «доисчисленные», поэтому и здесь необходимо определить, насколько исчисленные данные соответствуют реальности.

По источникам нами составлен динамический ряд данных всех гражданских актов, где наглядно отражены последствия всех этих недостатков (см. табл. 3).

В целом в работе с такого рода источниками следует обратить внимание на то, что расчеты по доисчислению осуществлялись без учета реальности, в духе официальной государственной идеологии, с учетом завышенного прогнозированного роста численности населения Кыргызстана, с целью демонстрации успехов социалистического строя в развитии ранее отсталых народов национальных окраин бывшей царской России.

Следующую группу источников составляют материалы текущей статистики, сгруппированные как «документы, характеризующие показатели естественного прироста за определенные промежутки времени». Сегодня общеизвестно, что наряду с социально–экономическим развитием в первой и второй пятилетках были заложены планы развития населения СССР. В этом направлении в ЦГА КР нами обнаружены интересные документы о принятых планах по темпу роста населения с учетом естественного и механического прироста и итогах их выполнения. Эти источники впервые предлагаются вниманию читателей.

Прежде чем анализировать степень надежности информации, содержащейся в них, следует отметить, что все их расчеты проводились не на основе реалий недоучета органами загсов демографического состояния населения и не с учетом социально-экономических условий его функционирования, а в соответствии с политикой государства о темпах развития его численности. Хотя они не отражают достоверно действительность, все же являются ценными источниками в изучении перегибов и ошибок в годы преобразовательных процессов переходного периода, а также объясняют причины необоснованной репрессии переписи 1937г. 

Эти документы по характеру содержащейся в них информации можно разделить на две подгруппы. К первой относятся все материалы о прогнозировании и планировании роста численности населения. Ко второй - документы, отражающие итоги развития численности за определенные периоды. 

Таблица 4

Принятые темпы прироста  всего населения Киргизской АССР7. (в %)

Годы

Рождаемость

Смертность

Естественный прирост

Механический прирост

Итого

(исключая умерших до1/1соответствующего года)

1928

4,31

1,78

2.2/2,53

 

 

1929

4,35

1,68

2,67

1,23

3,90

1930

4,39

1,58

2,81

1,09

3,90

1931

4,43

1,48

2,95

0,95(3,8)

3,90

1932

4,47

1,38

3,09

0,81(4,0)

3,90

1933

4,51

1,28

3,23

0,67

3,9

 

Данные источников о прогнозах роста противоречивы между собой. Согласно документу под названием «Принятые темпы прироста населения Киргизской АССР» (см. табл. 4), за годы первой пятилетки в Кыргызстане должна была повыситься рождаемость на 0,2%, а смертность снизиться на 0,5%, в результате чего повысился бы естественный прирост населения на 0,8% и к 1933г. его величина составила бы 3,23%. Механический прирост в годы первой пятилетки должен был снизиться с 1,2 до 0,67 %, при этом темп общего прироста населения республики за эти же годы должен был составить 19,5%, а его ежегодный темп - остаться неизменным и равняться 3,9%. Позже заложенные цифры роста населения, как недостаточно высокие, были отвергнуты самими сотрудниками Госплана республики и данный документ, перечеркнутый крест на крест во всю страницу, скорее является  неправильным вариантом. Это свидетельствует о том, что в свое время сотрудниками органов статистики тоже осознавалась нереальность планируемого темпа роста населения.

В ЦГА КР нами также была обнаружена таблица с пометкой «напечатана», в которой приводились данные роста населения отдельно по городским и сельским жителям. Согласно этому документу за годы первой пятилетки прирост городского населения должен был составить 89,0 %, сельского - 21,9%, в целом по республике - 29,5%8. Там самым средний ежегодный темп прогнозировался в пределах 5,9%. Хотя здесь не были приведены доли механического и естественного прироста, анализ совокупности документов о темпах развития населения позволяет нам предположить, что основной рост планировался за счет естественного движения населения. 

Таблица 5

Темпы роста численности населения Киргизской АССР

по национальностям за 1928-1933гг. (в %)9

 

Годы

Киргизы

Узбеки

Европейцы

Прочие

Всего

Ежегодный темп роста

2,01%

2,09%

3,19%

2,09%

2,32%

1927

100

100

100

100

100

1928

102,01

102,09

103,19

102,09

102,15

1929

104,06

104,22

106,48

104,22

104,47

1930

106,15

106,4

109,88

106,4

106,78

1931

108,28

108,62

113,39

108,62

109,02

1932

110,46

110,89

118,01

110,89

111,61

1933

112,68

113,21

120,77

113,21

113,94

 

В другом документе о прогнозе роста населения с указанием национальностей (см. табл.5), приводились иные параметры темпов прироста. Согласно его данным для кыргызского населения средний ежегодный темп роста должен был составить 2,01%, для узбекского - 2,09%, для европейцев (в первую очередь, для русских и украинцев) - 3,19%, для всех остальных - 2,09%, в среднем по республике - должен был равняться 2,32%. Из всех вышеприведенных расчетов по росту населения данный вариант прогноза, составленный по народностям, за исключением европейских, был наиболее близок реальности.

Как мы сегодня знаем, с конца 20-х до середины 50-х годов все контрольные цифры о развитии советского общества спускались сверху и корректировались на различных уровнях государственной власти.

В этом плане для нас представляет большой интерес документ «Статистически- экономическая характеристика Киргизской АССР» от 7 июля 1928 г., где в разделе «население»10 приведены различные варианты прогноза, содержащие противоречивые данные о предполагаемых темпах развития на ближайшие  5 лет и на десятилетие. В разделе  «Характеристика в перспективе на 5-летие»11 приводятся темпы развития городского, сельского и всего населения с указанием роста общей численности и более подробно описаны методы расчета прогноза. Для жителей г. Фрунзе использованы исходные данные городской переписи 1923г. Далее, взяв за основу коэффициент плотности населения на площадь построек, вычислено его количество на пристроенной площади до конца 1926г. Полученные данные сравнивались с численностью горожан, зафиксированной переписью 1926г., а полученная разница корректировалась изменениями годичных показателей. Исчисление темпа роста по Нарыну, Джалал-Абаду и Ошу из-за отсутствия достаточных источников не проводились, а за основу принят коэффициент роста сельского населения той национальности, которая преобладала в общей численности городов.12

Согласно документу коэффициент прироста населения в сельских местностях был установлен ЦСУ Киргизской АССР на основе доисчисленных данных загсов о рождаемости и смертности среди отдельных национальных групп, а именно: у кыргызов -2,01; узбеков -2,15; среди европейцев -3,19; прочих-2,1613. При этом указано, что «коэффициенты годового прироста оставлены без изменения для последующих лет, так как для изучения возможных изменений в динамике населения материалов никаких нет» 14. На основе вычисленных коэффициентов естественного прироста приводится прогнозируемая численность абсолютного роста населения, то есть она должна была вырасти в течение пяти лет с 1051,13 тыс. до 1159,24 тыс. человек или на 10,28%15.

В этом же документе в конце раздела «население» приводится иной расчет прогноза демографического развития, основанный на данных регистрации в довоенный период и на характеристике социально-экономических условий жизни населения в начале ХХ в., а также с учетом механического движения. Авторы документа отмечают, что «принимая для европейского населения процент естественного прироста прежний, то есть 1,6, для коренного населения его можно поднять до 1,4  в связи с проникновением в массы в последние годы просвещения и врачебной помощи»16. И на основе вычисленных коэффициентов роста населения приводится прогноз его развития - «применяя принятые Госпланом Киргизии коэффициенты, население республики к концу пятилетия может быть исчислено в 1043300 душ, то есть общий прирост составит 70568 душ, а к концу десятилетия - в 1118963 душ»17. Следовательно, относительный прирост к концу пятилетия составил бы 7,25%, а ежегодный средний темп роста численности - 1,45%.

На правой стороне поля этой страницы сделаны карандашом пометки о том, что «исчисления Госплана о приросте населения на 5-летие изменены. Расчет прилагается», «Нас. провер.»18. Из всех прогнозов перспективного исчисления темпа прироста населения, пожалуй, данный вариант соответствует действительности. И приведенная корректировка свидетельствует о том, что сотрудники - специалисты по статистике населения, все же стремились показать нереальность, завышенность планируемых темпов роста населения в первой пятилетке.

Наличие документов о темпах развития населения и принятых по ним планах свидетельствует о том, что в последующем все таки был использован нереальный расчет Госплана Киргизской АССР. Подтверждением этого служит сводная таблица контрольных цифр перспективного пятилетнего плана по Киргизской АССР, где указанные цифры роста населения на начало пятилетки – 1051126 человек и на ее конец – 1159239 идентичны приведенным на начальной странице документа «Статистически-экономическая характеристика Киргизской АССР от 7 июля 1928 г.»19.

Еще одной причиной, вызвавшей ошибочный прогноз, стал необоснованно перенятый коэффициент дожития, разработанный  сотрудников ЦСУ для европейской части СССР. Об этом свидетельствует обнаруженное нами в ЦГА КР перспективное исчисление роста количества сельского населения с использованием статистического коэффициента дожития до 1937г. отдельно для мужчин и женщин20. Хотя мы и не обнаружили, но вероятно для городского населения тоже были проведены такие же расчеты и на их основе, с указанием основных возрастных групп и была составлена таблица «Население Киргизской АССР по возрастным группам за 1929-1937гг.»21. Согласно этому расчету в 1937г. в Кыргызстане численность населения должна была достичь 1511939 человек, из них трудоспособные должны составить 51,43%, старше рабочего возраста - 5,94 и до рабочего возраста - 42,53%. Женщины должны составлять - 47,7, соответственно мужчины - 52,3%.  Но проведенные переписи 1937 и 1939гг. показали нереальность этих прогнозов (см. табл. 1).

На составление в конце 20-х годов прогнозов роста численности на перспективу повлияли, во-первых, политические амбиции руководства, во-вторых, показатели компенсационной рождаемости предыдущих лет, в-третьих, обусловленные политикой НЭП более благоприятные социально-экономические условия. Прогнозные расчеты, составленные в середине 30-х годов, явились результатом чисто политических приписок, направленных на сокрытие негативных явлений в динамике численности.

         Общество исследуемого периода настолько было политизировано, что даже после голода и демографических кризисов начала 30-х годов, сотрудники ЦУНХУ боялись вслух заявить о неблагополучной ситуации в демографическом развитии. Запланированные основные показатели первой пятилетки не были выполнены по всей стране, но, тем не менее, было обнародовано досрочное ее выполнение. В такой атмосфере невозможно было говорить о демографических кризисах, наоборот, официально заявляли, что в стране Советов сокращается смертность, и повышается рождаемость. 

Об этом свидетельствуют документы относящиеся ко второй группе -сохранившиеся отчетные данные о развитии населения. В ЦГА КР нами обнаружен документ об итогах развития населения в первой пятилетке. (см. табл.6). В таблице приводятся абсолютно несоответствующие реальности, завышенные данные.

Но сравнение их с заявленным темпом роста косвенно показывает замалчивание негативных тенденций, так как в условиях той реальной обстановки даже с помощью приписок не могли дотянуть показатель естественного прироста до планируемого. Наоборот, темп естественного прироста всего населения за первую пятилетку по отношению к запланированному был снижен на 0,5%, а у европейского населения - на 2,34%.

Таблица 7

Показатели естественного движения населения по Киргизской. АССР

 

Годы

1933

1934

1935

1936

 

Рождаемость.

Смертность

Естественный

прирост

Рождаемость.

Смертность

Естественный

прирост

Рождаемость.

Смертность

Естественный

прирост

Рождаемость.

Смертность

Естественный

прирост

Город

15,2

18,6

-3,4

15,3

14,2

+1,1

29,3

15,1

+14,2

28,9

12,7

+16,3

Село

22,2

17,3

+4,9

34,3

21,6

+12,7

30,7

13,5

+17,2

34,7

14,8

+19,9

Всего по республике

19,5

17,8

+1,7

24,4

17,9

+6,66

30,3

13,9

+16,4

33,1

14,3

+18,9

 

В ЦГА КР наряду с вышеприведенным документом обнаружены также сведения об итогах естественного движения  с 1933 по 1936гг. (см. табл. 7). В них, хотя и показываются завышенные данные о темпах роста населения, но за 1933 и 1934гг. приводится, по сравнению с другими годами, сильно заниженный темп роста, а в городах за 1933г. отмечается даже отрицательный прирост – 3,4. Это косвенно свидетельствует о признании специалистами негативной тенденции в динамике численности населения в начале 30-х годов.

 

 

 

 


 Таблица 6.

Население Киргизской АССР с 1928 по 1933 гг.1

 

Годы

городское население

сельское население.

В том числе без учета механического прироста

 

всего

кыргызы

русские

украинцы

узбеки

кашкары

дунган

татар

немцы

тюрки

таджики

сарт калмыки

прочие народно-сти

Механи-ческий прирост

без учета естествен

ного

1/1-25 год.26

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1/1-27

 

114727

 

884616

999343

667098

117624

63447

105572

7189

6005

4540

4285

3635

6992

2539

10417

 

1928

 

124,68

 

911,48

1036,16

680,51

121,38

65,47

106,72

7,34

6,13

4,69

4,42

3,71

7,14

2,59

10,62

15,44

1929

137,86

934,55

1072,41

694,18

124,24

67,56

110,02

7,49

6,26

4,83

4,56

3,79

7,29

2,65

10,85

28, 69

1930

152,33

959,57

1111,9

708,12

128,24

69,72

112,33

7,65

6,39

4,99

4,71

3,87

7,44

2,7

11,08

44,66

1931

174,67

1009,8

1184,47

721,33

132,36

71,94

114,67

7,81

6,48

5,15

4,86

3,95

7,59

2,76

11,25

94,32

1932

214,22

1075,92

1290,14

735,88

137,81

74,87

117,07

7,97

6,66

5,36

5,06

4,03

7,75

2,82

11,54

173,32

1933

235,64

1106,04

1341,68

750,56

142,13

77,2

119,42

8,12

6,78

5,51

5,26

4,1

7,9

2,85

11,75

200,16

 


На основании сравнительного изучения документов о прогнозировании, планировании и отчетном уровне темпов роста населения с зафиксированными данными об общей численности населения в итогах переписи в 1926, 1937 и 1939гг., можно сделать следующие выводы. Хотя темпы планированного роста населения были нереальны и составленные по ним исчисленные данные отчетов неадекватно отражали действительность; они, несмотря на все недостатки, имеют большое значение не только в изучении демографической, но и социально-экономической и политической истории Кыргызстана.

Таким образом, при введении этих источников в научный оборот необходимо учитывать общее состояние учета населения в 20-30-е годы, сопоставляя все имеющиеся данные по его естественному и механическому движению за рассматриваемый период. Далее, чтобы получить на их основе информацию, адекватно отражающую реальную интенсивность этих демографических явлений, целесообразно применять методы по восполнению пробелов в источниках, шире используя конкретные результаты, в первую очередь, результаты российских ученых по определению полноты учета гражданских актов по СССР и по регионам РСФСР. 

Решение этих задач требует проведения ряда расчетов в процессе восполнения пробелов в источниках. Прежде всего, принимая за основу современную оценку ежегодного темпа естественного прироста населения СССР с 1927 по 1939гг., (см. табл.8) необходимо определить величину роста населения республики с 1/1-1927 по 1/1-1939 гг. без учета его механического прироста. Основанием такого подхода при установлении ежегодного роста численности населения Кыргызстана должны послужить категории общего, особенного и единичного в исторических явлениях. В годы тоталитарного режима, несмотря на особенности социально-экономического развития различных союзных республик, в обстановке давления официальной идеологии, жесткого контроля общественной жизни со стороны государства в изменении тенденции демографического процесса ведущую роль играли политические факторы. В рассматриваемый период величина прироста кыргызского населения, отличавшегося своей малоподвижностью, согласно итогам переписей 1926 и 1939гг., не отличалась от общесоюзного уровня и составляла 14,9%.

Таблица 8

Динамика численности населения СССР с 1927 по 1939 гг.22

Годы

Население СССР на начало года (в тысячах)

Среднегодовой темп роста в %

1927

148656

2

1928

151622

2

1929

154687

1,8

1930

157432

1,5

1931

159841

1,3

1932

161851

1,01

1933

162902

-3,7

1934

156797

0,9

1935

158167

1,2

1936

160134

1,4

1937

162500

1,8

1938

165492

1,8

1939

168495

2,3

1940

172300

 

 

При составлении динамики численности населения за межпереписные годы важным элементом явилось правильное определение общей его численности на начало 1927г., так как в разных источниках эти данные противоречивы. Такое состояние было обусловлено, во-первых, критическим отношением к результатам переписи 1926г., вызвавшим разные корректировки ее итогов. Во-вторых, перепись была проведена 17 декабря 1926г. и, применяя разные среднестатистические параметры о естественном приросте, проводилось исчисление роста населения за 14 дней. В-третьих, в отношении к результатам переписей 1937 и 1939гг. заново тенденциозно были исправлены итоги переписи 1926г.

Нами для расчета естественного прироста взято начало календарного года (с 1 января 1927 по 1 января 1939гг.) несмотря на то, что перепись была проведена в 1926г. - 17 декабря, а в 1939г. - 17 января. 

Исходя из вышесказанного и используя показатели относительного роста населения СССР с 1927 по 1939гг., был подсчитан естественный прирост численности населения Киргизской ССР, составивший 135675 человек (см. табл. 9).

Таблица 9

Динамика численности населения Кыргызстана (1927- 1939гг.) 23

 

Годы

Численность населения всего на 1/1

в том числе     за год

естественный рост населения 

механический рост населения

1927

993004

1012864

15440

1928

1028304

1033121

28690

1929

1061811

1051718

44660

1930

1096378

1067493

94320

1931

1161813

1081371

173320

1932

1254691

1092293

200160

1933

1292453

1051878

220468

1934

1272344

1061345

240776

1935

1302117

1074081

260845

1936

1335159

1089118

281393

1937

1370503

1108722

 305463

1938

1414181

1128679

329534

1939

1458213

 

 

 

         Установление миграционного сальдо в рассматриваемый период возможно путем применения косвенного метода учета населения, где разница между увеличением численности населения и естественного прироста составит “чистую миграцию”  . Следовательно, из 465209 человек абсолютного прироста за межпереписный период – 329 534 или основная его часть относилась к механическому приросту. Следовательно в межпереписной период при росте численности всех проживающих на территории Кыргызстана на 48,6%, основная его часть (35,2%) была обеспечена за счет механического прироста. Правильность нашего расчета подтверждается также темпом прироста кыргызского населения (14,1%); который в связи с малой подвижностью кыргызов был обеспечен в целом за счет естественного движения.

При этом следует подчеркнуть, что состояние динамики естественного прироста с 1927 по 1939гг. полностью не отражало реальной величины естественного движения всего населения республики, а относилось только к той его части, которая проживала на территории Кыргызстана на начало 1927 г. Для того, чтобы полностью установить величину естественного прироста всего населения за межпереписный период, необходимо определить долю естественного прироста мигрировавших в Кыргызстан в общей численности жителей за каждый межпереписный год. Так как в свое время считалось что “миграция населения при социализме носит якобы преимущественный или даже исключительно плановый характер, а потому нет ни теоретической, ни практической нужды в ее изучении”[23].  Этим вызваны скудность источниковой базы, спорность, зачастую недостоверность имеющихся данных о механическом движении населения за рассматриваемый период. Однако выявление тенденций за эти годы имеет большое значение в оценке изменений динамики численности в ходе социалистических преобразований. Для исследования этой проблемы определено направление поиска путей: от абстрактного к конкретному.  

С этой целью проведен обстоятельный источниковедческий анализ материалов по механическому движению. Были изучены соответствующие материалы научных исследований социально-экономического и политического развития, как СССР, так и нашей республики, а также научные методы работы с источниками такого рода. Опираясь на эти результаты и имеющуюся в нашем распоряжении информацию, при определении величины ежегодного механического прироста населения Кыргызстана выделили следующие этапы:

         1/ 1927-1932гг.;            2/ 1933-1936гг.;              3/ 1937-1939гг.

         Прежде чем перейти к непосредственному анализу миграционных вопросов необходимо отметить что, в научной литературе миграцию принято классифицировать по трем основным  категориям:

-         по виду – безвозвратная, стационарная, маятниковая;

-         по типам – межгосударственная, внутригосударственная;

-         по формам – организованная и неорганизованная переселения,25.

Эта классификация  послужит основой в изложении данной проблемы.

Выделение первого этапа с 1927 по 1932гг. связано, во-первых, с тем, что исходная дата была определена проведением переписи, во-вторых, характером имеющихся в нашем распоряжении источников, содержащих информацию о планах принятых темпов механического прироста, а также о установленной его доле в итогах развития населения в первой пятилетке.

В соответствии с документом «Принятые темпы прироста всего населения Киргизской АССР» в первой пятилетке механический прирост должен был составить 4,8%26, По данным источника «Население Киргизской АССР с 1928 по 1933гг.» он равнялся на 20,1%27. Встает закономерный вопрос - насколько данный показатель соответствует действительности?

Это объясняется рядом причин.

Во-первых, осуществление плана первой пятилетки - закладывание основ строительной, легкой и перерабатывающей промышленности, в условиях нехватки не только инженерно-технических, но и рабочих кадров, потребовало большого притока населения извне.

Во-вторых, в этот период была зафиксирована стихийная миграция, обусловленная ухудшением социально-экономического положения населения в центральных регионах СССР. Из–за ее больших масштабов вопросы об этом выносились на заседании ЦИК Киргизской АССР, где говорилось, что «состояние безработицы в республике напряженное, главным образом, из-за наплыва крестьян-отходников из Центральных губерний и безработных»28.

В-третьих, по данным  Т.Р. Рыскулова в годы голода (в основном в 1932г.) свыше 100 тыс. казахов вынуждены были переселиться в Киргизию29, из которых впоследствии осело в республике свыше 20 тысяч.

В-четвертых, в ходе коллективизации в республике размещались спецпереселенцы - раскулаченные крестьяне. Выяснить их общую численность не представляется возможным, так как во многих сводных отчетах данные о спецпереселенцах по Киргизской ССР приведены вместе с данными по другим среднеазиатским республикам (за исключением Казахской). По данным, установленным российскими учеными, в Средней Азии на 1 января 1932г. на учете состояли 10471, в 1933г. – 29599 и в 1934г. – 12039 человек30.

В-пятых, в рассматриваемый период с целью скрыть негативные тенденции в темпах естественного роста все же были большие приписки к общей численности местного населения. Такое искажение соответствовало заявленным достижениям ранее отсталых народов национальных республик, где главными показателями были сокращение смертности, увеличение продолжительности жизни и повышение рождаемости.

В-шестых, резкое снижение естественного прироста и увеличение в несколько раз доли механического над естественным ростом путем приписок при существующей официальной идеологии противоречило бы политике государства.

И, наконец, целенаправленных приписок к механическому приросту не могло быть, так как для этого не было ни политических, ни идеологических, ни тем более других причин, обусловленных какими-либо статистическими расчетами.

Исходя из изложенного, будем считать, что в итоговом документе не было приписок в механическом росте населения в годы первой пятилетки и можно использовать показатели данного источника при определении его ежегодной динамики. Таким образом, на первом этапе население Кыргызстана за счет механического движения увеличилось на 200,16 тыс. человек что составило 62,% всего прироста населения республики за все межпереписные годы.

При выделении последующих двух этапов при анализе механического прироста населения Киргизии (с 1933 по 1936, затем с 1937 по 1939гг.) было учтено обострение негативной ситуации в демографических процессах в 1932 – 1933гг.(голод), которое в целом повлияло на снижение подвижности населения, а также состояние источниковой базы. За 1933 – 1936гг. нами не были обнаружены какие-либо данные, на основе которых можно было бы либо определить, достоверно ли отражается прирост населения за счет механического движения, либо провести на их основе исчисление количества приезжих и уехавших.

Выделение данных двух этапов диктовалось также особенностями восполнения пробелов в источниках. Имея в распоряжении материалы переписей 1937 и 1939гг., а также данные за эти же годы естественного роста населения можно определить реальную величину механического прироста населения третьего этапа. Когда есть уже установленный нами данный показатель по отношению к первому этапу с 1927 по 1932гг. и ко всему рассматриваемому периоду с 1927-1939гг., становятся возможным исчисления величины роста миграционного движения на втором этапе с 1933 по 1936гг.

Теперь на основе архивных источников более подробно остановимся на установлении величины механического прироста, с начала 1937 по 1939гг., далее с 1933 по 1936гг. Установление ежегодного увеличения населения с 1937 по 1939гг. за счет притока извне по данным текущего учета оказалось невозможным. Несмотря на то, что к концу 1930г. наблюдается заметное улучшение в организации паспортного учета, в источниках встречаются противоречивые, порой несоответствующие действительности, данные о передвижениях населения как внутри республики, так и по всему СССР. Например, по данным архивных документов в 1937г. механический прирост составил 34,5 тыс., а в 1938г. - 39,5тыс. человек31. Следовательно, за два года прирост населения за счет прибывших извне в нашей республике составил 74 тыс.человек. Эта цифра явно превышает реальность. Так, по данным переписей 1937 и 1939гг. в Кыргызстане общий прирост составил 87711 чел.32, а согласно нашему расчету, естественный прирост за два года составил  39561  человек. Следовательно, механический прирост между двумя переписями 1937 и 1939гг. в реальности насчитывал  не более 48150  человек.

Таким образом, с 1927 по 1938гг. механический прирост составил 329534 человек, из них на период с 1927 по 1932гг. приходилось 200,16 тыс., на 1937 – 1939гг. – 48149, а остальные 81234 человек относились к 1933 - 1936гг.

Далее для обоснования правильности установленных объемов механического прироста рассмотрим его особенности на втором и третьем этапах. Согласно нашим расчетам общая численность населения Киргизской ССР на втором этапе с 1933 по 1936гг. выросла за счет миграционных процессов на 81234 человек. Установленная величина механического прироста с 1933 по 1936гг., по сравнению с первым этапом, оказалась незначительной из-за сокращения организованной трудовой миграции. На основе имеющихся источников невозможно установить ежегодный темп механического прироста, так как его определение именно в этот период является наиболее сложным. Как известно, ошибки и перегибы в проведении социалистических преобразований, в том числе в сельском хозяйстве, а также осуществление индустриализации в основном за счет людских ресурсов, в первую очередь крестьянства, привели к демографическим кризисам, а в отдельных регионах - к катастрофам. Все это непосредственно повлияло на подвижность населения, с одной стороны, увеличивалась стихийная миграция среди крестьян во избежание голода, с другой, на время было приостановлено массовое переселение для осуществления социалистических преобразований в социально-экономической сфере в отдаленных районах, в том числе в Кыргызстане.

С 1934г. государственная власть в ходе преодоления этих последствий в демографических процессах основное внимание обращала на улучшение социально-экономических условий жизни населения на местах, в результате чего по сравнению с началом данного этапа снизилась подвижность населения. Кроме этого, во второй пятилетке у нас не было потребности в столь большом количестве трудовой миграции, и был заложен ее сниженный темп: «Завоз рабсилы из других республик запроектирован на 2-ое пятилетие в очень незначительном размере: 25-30 тыс. человек. Главным образом для удовлетворения потребности в высококвалифицированных кадрах»33.

Следует заметить, что на повышение механического прироста повлияло начавшееся размещение на территории республики депортированных народов с западной границы СССР. В постсоветское время стали известны истинные масштабы насильственных переселений, в связи с этим, хотелось бы привести ранее неизвестные факты об этих процессах, выявленные российскими учеными.

С началом социалистических преобразований на селе, коллективизации сельского хозяйства, по всей стране началась насильственная миграция; в СССР большая часть крестьян была подвергнута необоснованному раскулачиванию; отправленных в «кулацкую ссылку» до 1934г. называли спецпереселенцами, с 1934 по 1944гг. – трудопоселенцами, с марта 1944г. – снова спецпереселенцами, а с 1949г. спецпоселенцами34.

По Союзу численность спецпереселенцев или же трудопоселенцев достигала огромных величин, так. зафиксированная численность раскулаченных составляла:

на 1/1 1932г 1317022 человек,

в 1933г. – 1142084,

в 1934 г. –1072546,

1935г. –  973 693,  

1936 г. –1017133 человек,

1937 г. – 916787,

1938 г. – 877651

в 1939 г. –93855235.

Эта цифра была ниже, чем в реальности, так как среди раскулаченных крестьян фиксировалась большая смертность и побеги. Часть раскулаченных крестьян были размещены и в нашей республике. Часть раскулаченных крестьян были размещены и в нашей республике. Выяснить их общую численность не представляется возможным, так как во многих сводных отчетах данные о спецпереселенцах по Киргизской ССР, за исключением Казахской, приведены вместе с другими среднеазиатскими республиками. По данным, установленным российскими учеными, в Средней Азии на 1 января 1932 г. состояли на учете 10 471, в 1933 г. – 29 599 и в 1934 г. – 12 039 человек36 .(я добавила0

Со второй половины 30-х годов началась новая волна насильственных переселений из приграничных районов, которая обосновывалась их безопасностью, а также целью стабилизации обстановки в различных регионах и «ослабления криминогенной ситуации» в межнациональных отношениях. С 1935г. в течение трех лет осуществлялась депортация народов Прибалтики; переселили около 27 тыс. граждан финской национальности37. По постановлению СНК СССР № 776-120 от 28 апреля 1936г. из приграничных с Польшей районов Украины и Белоруссии было осуществлено выселение 45000 поляков и немцев, в последующем было еще депортировано свыше 35820 поляков38. Сегодня из опубликованных источников можно почерпнуть отрывочные сведения об этих перемещениях в Кыргызстан. Так, в апреле и мае 1935г. с приграничных районов Ленинградской области и Карелии под маркой кулацких и антисоветских элементов были высланы в Киргизскую ССР 1998 человек39.

К сожалению, недоступность до сих пор всех материалов фонда Переселенческого управления при СНК, НКВД и других государственных учреждений в 20-30-е годы не позволяет нам установить их доли в механическом приросте общей численности населения республики. На наш взгляд, вышеприведенные данные не полностью отражают общую численность; их было гораздо больше.

Исчисленный результат показывает общий механический прирост за период с 1932 по 1936гг., но для определения изменения динамики его численности этих данных недостаточно. Необходимо выяснение его ежегодного роста, ибо без этого невозможно определить вектор направления в изменениях не только механического движения, но и общей численности населения Кыргызстана. Анализ сопутствующих документов, а также соответствующей научной литературы показал, что данную задачу решить сегодня практически нельзя. Поэтому за неимением других источников, основываясь на среднеарифметических понятиях, исчисленную величину механического прироста населения, за исключением казахов, распределим равномерно по годам. Естественно, эти данные также являются условными, полностью не отражающими реальных миграционных процессов.

Повышение темпа механического прироста с 1937 по 1938гг., по сравнению с предыдущими годами, было обусловлено планированием дальнейшего развития промышленности, которое потребовало активизации трудовой миграции в нашу республику. На тенденцию механического прироста также оказывало влияние начавшееся переселение сельскохозяйственного населения из центра на окраины для освоения новых районов.

Кроме этого, на повышение механического прироста повлияло начавшееся обострение международной обстановки и депортация народов из приграничных районов, выселение в ссылку в ходе массовых репрессий.

Следует отметить, что в этот период по СССР были переселены 172 тыс. корейского и 11 тыс. китайского населения и несколько сот поляков с Дальнего Востока. С Закавказья были депортированы 1325 граждан курдской национальности, из них 812 человек были расселены в Киргизской ССР40. Таблица по географии расселения трудопоселенцев и дислокации поселков, опубликованная в монографии «Население России в ХХ веке», располагает сводными данными по Кыргызской республике, согласно которым на 1 июля 1938г. на учете состояло 11845 человек, проживающие в 26 трудопоселках, группами в среднем по 456 человек41.

Исчисленный результат показывает механический прирост в общем за 1937 и 1938 годы. Для установления его величины за каждый год возьмем его среднеарифметическую и соотнесем ее с общим приростом населения за 1937 и 1939гг. За эти годы общая численность населения выросла с 1370503 до 1458213 человек, увеличившись на 87710, из них механический прирост составил в среднем за каждый год 23579 человека.

Таким образом, по нашим расчетам за межпереписный период с 1927 по 1939гг. механический прирост составил 329534 человек. Из них на период с 1927 по 1932гг. приходилось 60,7% всего прироста, на 1933- 1936гг. –  24,6%, на 1937-1938гг. –14,7%.

Следует отметить, что установленная величина механического прироста с 1927 – 1939гг. в целом достоверно отражает действительность, но исчисленные ежегодные данные являются условными и могут быть использованы при выявлении ежегодного общего прироста населения за межпереписный период.

Имея восстановленные данные о механическом росте, необходимо еще вычислить долю естественного прироста населения, мигрировавшего в нашу республику. Полученный ранее результат не показывает полностью объема его естественного прироста за рассматриваемый период, ибо воспроизводственный процесс является непрерывным явлением, и он, естественно, продолжался также и у приезжающего населения. Только после выяснения естественного прироста, как приезжих, так и постоянно проживающих, можно правильно определить тенденции в динамике изменения численности населения Кыргызстана в годы социалистических преобразований.

Для этого, применяя те же коэффициенты естественного роста, определенные учеными для всего населения СССР, взяв за исходный показатель величину механического прироста за 1927г., определим его ежегодный рост. Использование этой методики помогло восстановить долю всего естественного прироста в динамике общей численности населения по годам. Результаты проведенного расчета показали, что 13,2%, механического прироста являлась результатом воспроизводственных процессов у прибывшего населения в течении рассматриваемого периода. Следовательно, с 1927 по 1939гг. за счет естественного движения  прибывшего извне населения, повысился общереспубликанский показатель, который в итоге составил 38,4%.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что с 1926 по 1939гг. население Киргизской ССР увеличивалось в основном за счет механического прироста. Если общий прирост составил 46,8%, то из него на долю естественного приходилось всего 18%, а основная часть (28,8%) - на механический прирост.

Следует отметить, что в настоящее время еще отсутствует научно обоснованный расчет ежегодного изменения динамики численности населения Кыргызстана в первой половине ХХ в., в том числе относительно исследуемого нами периода. Сегодня такого плана информация имеется в монографии М.К Караханова «Некапиталистический путь развития и проблемы народонаселения», где даются сведения о динамике численности всего, сельского и городского населения республик Средней Азии, в том числе и Кыргызстана с 1865 по 1982 гг. Мы считаем, что приведенные вышеназванным автором данные по нашей республике 20-30-х годов прошлого века, в силу объективных причин во многом не соответствуют действительности. Согласно данным монографии вектор направления роста населения Кыргызстана за рассматриваемый период идет практически постепенно вверх и носит поступательный характер, а по нашим исследованиям он имеет зигзагообразный характер. Использование этой информации требует критического отношения, ибо многие статистические материалы, в частности сведения о демографических потерях населения СССР в начале 30-х годов, итоги репрессированной переписи 1937г., не были тогда еще рассекречены. Кроме того, М.К. Караханов ограничился общим замечанием о том, что детальное изучение литературных и архивных источников позволило рассчитать численность населения по республикам, не указывает источников, на основе которых была построена таблица о динамике численности населения Средней Азии с 1865 по 1982гг. Это не дает возможности оценить степень надежности использованной информации42.

Таким образом, полученный на основе изучения имеющихся  архивных источников и результатов новейших исследований по данной проблеме представленный нами динамический ряд ежегодного прироста населения Кыргызстана (см. табл.9) в годы социалистических преобразований является единственной такого рода информацией, где, по нашему мнению, реально отражены ежегодные изменения численности населения. Они могут быть использованы не только в изучении истории демографического, но и социально-политического, экономического и культурного развития нашей республики. Характер демографических процессов в годы тоталитарного режима напрямую был обусловлен изменениями, происходившими в обществе, а естественный и механический прирост отражал как в зеркале все негативные и позитивные стороны в количественном и качественном развитии населения.

При этом следует отметить, что установленные нами ежегодные показатели естественного и механического движения населения за 1927-1939гг., имеют не только познавательное, но и практическое значение для оценки информативной содержательности имеющихся источников по демографической истории. Благодаря этим данным, впервые получена возможность оценить степень охвата регистрацией рождений и смертности в республике методом исчисления коэффициента естественного прироста43.

Для исчисления данного коэффициента установили ежегодную среднегодовую численность населения Кыргызстана, а также коэффициенты рождаемости, смертности и естественного прироста населения по отчетным данным загсов. Затем, приняв условно за стопроцентный охват регистрацией, ранее исчисленные коэффициенты естественного прироста с 1927 по 1939гг., сопоставили их с рассчитанными коэффициентами на основе данных загсов. Соотношение между двумя показателями может быть величиной недоучета загсами естественного движения населения. И показывает, что учет смертности и рождаемости населения республики органами загсов до конца 30-х годов оставался неполным. Особенно неудовлетворительным он был в первой половине 30-х годов (см. табл.10). С 1927 по 1932гг. не было учтено более 60% случаев рождений и смертности; в 1933г., вследствие ухудшения демографического состояния, не было охвачено учетом более 99,9% случаев, особенно из-за резкого повышения количества умерших от голода; в 1934г. осталось вне регистрации 73,2% - недоучет по-прежнему был высоким. С 1935г. в результате принятых мер, о которых говорилось выше, улучшилась работа загсов республики и к 1939г. недоучет снизился до 12,4%.

Годы

Численность населения

Коэффициент общего прироста по зафиксированным данным загсов

Коэффициент естественного прироста

Поправка на не пол-ноту  (в %)

на начало года

среднее

рождае-  мости

смерт-ности

естест-венного прироста

на основе исчис-ленных данных ЦСУ КР

по нашему расчету

по отноше-     нию к зафиксиро-ванным данным

1927

1001697

1019433

12,06

5,34

6,72

-

20,3

66,5

1928

1037170

1054013

13,65

5,1

8,55

-

20,7

56,5

1929

1070855

1088188

13,6

6,96

6,64

-

19

62,1

1930

1105520

1138280

13,87

7,89

5,98

-

16,6

63,9

1931

1171040

1217540

 

 

 

-

15

 

1932

1264039

1282950

12,98

9,74

3,24

-

11,3

62,8

1933

1301861

1290186

7,62

7,49

0,13

5,2

- 40,1

99,9

1934

1278511

1291995

6,99

5,01

1,98

3,87

9,7

73,2

1935

1305479

1321683

16,02

7,37

8,65

11,4

15,2

43,1

1936

1337887

1354195

21,41

10,58

10,83

14,8

15,4

29,6

1937

1370503

1392342

22,57

9

13,57

19,1

20,2

32,8

1938

1414180

1436197

29,54

11,5

18,04

25,9

20,6

12,4

1939

1458213

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 10

Коэффициенты естественного прироста на основе зафиксированных, доисчисленных и установленных данных 44

 

Теперь рассмотрим, насколько существенны расхождения с действительностью сводных данных о естественном движении населения, доисчисленных органами ЦСУ, ибо их результаты отражали не реальные, а запланированные темпы естественного прироста. Например, чтобы получить положительный прирост при коэффициенте смертности 34,8‰, (когда на 1000 человек приходится 34,8 умерших), коэффициент рождаемости по сводным исчисленным данным за 1933г. составил 44,1‰. Этот показатель абсолютно не соответствует действительности, ибо даже в послевоенные годы, когда наблюдалась высокая рождаемость в республике, он не достигал указанной величины45. Эти доисчисления доказывают, что, начиная с 1933г. при составлении сводных данных стали производиться приписки, но не вследствие недоучета в работе загсов, а руководствуясь политическими установками, диктовавшими сокрытие негативных явлений в естественном движении населения.

Более высокий коэффициент естественного прироста за 1937 и 1938 годы по доисчисленным данным, в отличие от наших установленных, можно объяснить общим состоянием статистики в СССР. После репрессированной переписи 1937г. органы ЦСУ СССР стремились получить желаемые результаты в ходе подготовки к предстоящей переписи в 1939г. и оправдать будущие приписки в ходе ее проведения.

Хотя Киргизская ССР за межпереписные годы стояла на первом месте в Союзе по темпу прироста населения, но в связи с тем, что сведения о естественном движении составлялись единые по всему Союзу, приписки осуществлялись повсеместно, в том числе и по нашей республике. Из-за существенных расхождений между данными исчисленного и зафиксированного естественного движения, по ним невозможно восстановить реальной картины, но можно определить тенденции этого процесса в Кыргызстане. Следует подчеркнуть, что по данным  (вышеназванных)??? этих источников материалы текущего учета могут показать только основные тенденции демографического процесса, то есть вектор динамики численности рождений, смертности и роста населения.

Простое сравнение изменений количества рождений и смертей по республике, на основе текущего учета естественного движения населения показало, что рождаемость за 1932 – 1933гг. резко снизилась, а смертность повысилась. Следовательно, сделанные выводы относительно негативного демографического явления вследствие ряда причин - голода, джута, преобразовательных процессов, подтверждаются данными текущей статистики (см. табл. 10).

 

Анализ научной литературы по демографии и социальной психологии показывает, что после любых разрушительных действий наблюдается волна компенсационной рождаемости. И приведенный динамический ряд рождаемости всего населения республики свидетельствует об этом резким взлетом вверх в 1934 и 1935гг. после голодных кризисных 1932-33 годов. Начиная с 1934г., наблюдается сокращение смертности. Так как после неблагополучных 1932-1933 гг. Советская власть начала больше уделять внимание повышению уровня жизни населения, то есть увеличить вложения на потребительские расходы, отменить хлебные карточки, ввести свободную торговлю, выделить средства на развитие медицины и др. Все это способствовало восстановлению довоенного уровня темпа естественного прироста. Но рост населения с 1936г. не всегда сопровождался сокращением смертности. После относительно благополучных 1934 и 1935гг. смертность повышается. Как видно из табл.10 по динамике рождений и смертности, высокий темп прироста обеспечивался резким увеличением числа рождений, хотя смертность медленно, но повышалась. Соотношение между ними сокращалось. Результаты исследований состояния здравоохранительных учреждений, распространения массовых болезней выявляют скрытые негативные явления в социальной сфере этого времени. В условиях сложной международной обстановки середины 30-х годов выделение огромных средств на оборону явилось неизбежным шагом со стороны Советского государства. Но опять же, как и в годы крупных социалистических преобразований, усиление военной мощи проводилось за счет снижения социального обеспечения населения. Ухудшение социальных условий жизни  населения сразу же отразилось на векторе динамики естественного движения, в первую очередь, на смертности. Как по всей стране, так и в нашей республике смертность медленно, но увеличивалась, а рождаемость, несмотря на запреты абортов и стимулирование многодетных семей, замедлялась.

Спад рождаемости предопределили следующие факторы:

во-первых, несмотря на государственную идеологию, что при социализме резко сокращается смертность, повышается рождаемость, переход СССР на индустриально-аграрный уровень развития предполагал постепенное движение к среднедетной и малодетной семье;

во-вторых, большую роль в изменении тенденции демографического развития кыргызов, составлявших больше половины населения республики, сыграла перемена их образа жизни, а именно оседание кочевых и полукочевых хозяйств;

в-третьих, изменение роли женщин в обществе, политика активного вовлечения их в общественное производство;

в-четвертых, все негативные процессы (массовые репрессии и т.д.), происходившие в обществе и способствовавшие появлению неуверенности в будущем.

В результате проведенного анализа состояния организации и учета гражданских актов органами статистики, опубликованных и первичных данных переписей можно сделать следующие  выводы:

v       Опубликованные и архивные материалы требуют тщательного источниковедческого анализа и восполнения пробелов недоучета. Материалы переписи 1926, 1937 и 1939гг. являются основными источниками и в целом достоверно отражают показатели демографического состояния населения. Но введение этих источников в научный оборот невозможно без учета восстановленных данных по СССР за рассматриваемый период. В свою очередь, результаты восстановленных данных по регистрации естественного и механического движения населения Кыргызстана можно использовать для определения тенденций в его демографическом развитии.

v       На основе введения ранее неизвестных источников, а также в результате применения междисциплинарных методов с целью восполнения пробелов, в них впервые делается вывод о том, что как в СССР, так и в нашей республике в начале 30-х годов были негативные тенденции в изменении динамики численности. Однако за счет притока людей извне, основной прирост всего населения Киргизской ССР имел по Союзу высокий уровень.

v       Данная работа - первый шаг в исследованиях такого рода и его результаты, естественно, могут вызвать неоднозначное мнение, со временем могут быть уточнены или исключены некоторые выводы. В дальнейшем для совершенствования таких исследований необходимо вводить в научный оборот выверенные в аспекте достоверности материалы не только по статистике населения нашей республики, но и засекреченные источники по данной проблеме, хранящиеся в других фондах, особенно правоохранительных и силовых ведомств. В этом плане следует выделить архивные материалы Переселенческого управления при СНК Киргизской ССР. Для повышения информативной отдачи источников потребуется усовершенствование методов их исследования на основе применения новейших научных технологий.

 



1  ЦГА КР. – Ф. 105, оп. 101,  д. 1107, л. 2, (приведена как в источниках).



 

Глава 2

 

1 Всесоюзная  перепись  населения  1926 г.  Кирг. АССР. - Т.У111 –  С. 172; Всесоюзная  перепись  населения  1939 г.  - С.78.

2 Правда, 1998г., 28 октября. 

3 Известия 1935 г., 28 сентября.

4  ЦГА КР. - Ф. 105, оп. 2,  д.236,  л.4.

5  РГАЭ РФ. - Ф.1562, оп. 329, д.8, л.19;  там же, д.390, л.113-114; ЦГА КР. - Ф. 105,  оп. 2,  д.236, л. 78-78 об.

6 ЦГА КР. – Ф. 105, оп. 1,  д. 576, л. 71 об.; д. 910, л. 1об.,7;   д. 1403, л. 57; оп. 2, д. 14, л.3; д. 554, л. 25; д.1110, л.163; д. 1740, л. 24-24 об,25-25 об;  оп. 6, д.16, л.9; оп. 16, д. 16, л. 8, 10;  оп. 36, д. 40, л. 2; РГАЭ РФ. – Ф. 1562, оп. 329, д. 83, л. 19, 53; д.109, л. 37.  

7 Там же. - Ф. 105, оп. 2, д.1107, л.12.

8  Там же,  оп. 2 , д. 552, л.3. 

9  Там же,  д.1107,  л. 9. 

10 Там же. - Ф.1246, оп. 1, д.336, л. 9-16.

11 Название приводится из источника.

12 ЦГА КР. - Ф.1246,оп. 1, д.366, л. 12-12 об.

13 Там же, л. 17 об.

14  Там же, л. 12 об.

15  Там же,   л.15.

16 Там же, л.16.

17 Там же.

18 Там же.

   19  Там же. – Ф.470, оп.1, д.1243, л.41; - Ф.1246, оп. 1, д.336, л  15.

20 Там же. - Ф.105, оп. 2, д. 1107, л.17-20.

21 Там же, л.13-15.

22 Сост. по: Население России в ХХ веке. - Т.1. – С.339-340.

23  Подсчитано  по данным: таблицы № 8;  ЦГА КР. - Ф. 105, оп. 2, д.1107, л.2;  оп. 6, д.16, л.8, 10;  оп.36, д.36, л.2;  Всесоюзная  перепись  населения  1926 г.  Кирг. АССР. Т.У111– С. 206;  Всесоюзная  перепись  населения 1937. Краткие  итоги.   - С. 96; Всесоюзная  перепись  населения  1939 г.  - С.78.

[23] Там же. - С. 48.

25 Денисенко  М.Б.  Ионцев В.А. Хорев Т.С. Миграциология. - М., 1989. - С. 7-8.

26 ЦГА КР. - Ф.105, оп. 2, д. 1107, л.12. 

27 Подсчитано по данным: ЦГА КР. - Ф.105, оп. 2, д. 1107, л.2.

28 Архив политической документации КР. - Ф.10, оп. 1, д. 155, л.3; д.201, л.182.

29 Рыскулов Т.Р. Докладная записка в ЦК ВКП (б) И.В. Сталину, копия: в Сельхозотдел ЦК ВКП (б) Л.М. Кагановичу и СНК СССР В. М. Молотову. 9 марта 1933// Рыскулов Т. Собрание сочинений в трех томах. – Алматы, 1998. - Т. 3.1999. – С.320.

30 Население России в ХХ веке: Исторические очерки. - Т. 1. - С.282-284.

31 РГАЭ РФ. - Ф. 1562, оп.20, д.115, л.317; там же, д.142, л.19.

32 Краткие итоги переписи 1937 г. - С.96; Основные итоги переписи 1939 г. - С. 78.

33 Второй пятилетний план развития народного хозяйства и социально–культурного строительства Киргизской АССР. (1 вариант) – Фрунзе, 1932. - С.166.

34 Земсков В.Н. Указ работа. – С.146. 

35 Там же. - С.150-151. 

36   Население России в ХХ веке. – Т.1.  - С. 282.

37  Там же.     – С.331.

38 Там же. – С.332-333.

39 Там же. - С. 287.

40 Там же. - С. 331-335.

41 Там же. - С. 293.

42 Караханов М.К. Некапиталистический путь развития и проблемы народонаселения. – Ташкент, 1983. - С. 89-90, 226-228.

43 Соотношение годового (или же за определенный период) числа демографических событий – рождаемости или смертности к средней численности населения, умноженное на тысячу, составляет общий коэффициент рождаемости или смертности, обозначается знаком  % - промилле, а разность общих коэффициентов рождаемости и смертности составляет коэффициент естественного прироста.

44 Подсчитано по данным: таблиц № 8, 9; ЦГА КР. - Ф. 105, оп. 2, д.1107, л.2;  оп. 6, д.16, л.8, 10;  оп.36, д.36, л.2;  Всесоюзная  перепись  населения  1926 г.  Кирг. АССР. Т.У111   – С.206; Всесоюзная  перепись  населения 1937 Краткие  итоги.   - С. 96;   Всесоюзная  перепись  населения  1939 г.   – С. 78.

45 ЦГА КР. - Ф. 105, оп. 34, д.55,  л.9.