1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Васильев Д.Д. Персоналии древнетюркских эпитафий: возможности источниковедческого анализа.

Индекс материала
Васильев Д.Д. Персоналии древнетюркских эпитафий: возможности источниковедческого анализа.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

 

Отв.ред Плоских В.М. Источниковедение Кыргызстана( с древности до конца XIX в. Б., 2004. С.- 174-177.

 

Большинство письменных памятников, в которых содержатся сведения о кочевых на­родах средневековой Евразии, являются творением представителей оседлых цивилизаций за пределами кочевого мира, и время их написания не всегда близко ко времени опи­сываемых событий. Поэтому особую ценность имеют источники, созданные собственно в кочевой среде, на территории обитания кочевого этноса и на языке носителей данной культурной традиции. Наиболее характерным примером подобных письменных источни­ков являются древнетюркские рунические надписи на каменных сооружениях в Цен­тральной Азии и Южной Сибири. Основную часть надписей составляют эпитафии: они невелики по объему, а состав их лексики в ряде случаев ограничен текстовой формулой. Будучи одновременно письменными и археологическими памятниками, они дают воз­можность применения различных исследовательских методик. Текстологическое исследо­вание эпиграфического памятника в целом совпадает с изучением любого другого пись­менного источника. Вместе с тем монументальный характер сооружений с эпитафиями позволяет их локализовать, картографировать, датировать по археологическому комплек­су и сопоставить эти данные со сведениями текстов одной или целой группы надписей.
Историко-филологические интерпретации групп древнетюркских памятников, кото­рые могут быть объединены территориально, предлагались сравнительно редко, хотя обобщения и корреляции текстов весьма кратких надписей позволили бы более полно использовать их как источник. Большинство известных памятников с древнетюркскими эпитафиями составляют сейчас музейные коллекции. Сведения в музейных паспортах и в публикациях указывали обстоятельства и место находки каждого отдельного памятника, а при сопоставлении этих данных с местностью определились группы памятников, нахо­дившихся на территории одного могильника, одной долины или иной зоны, имеющей четкие природные границы. Картографирование памятников с эпитафиями осложнялось тем, что они поступали в музейные коллекции в течение столетия, часто доставлялись краеведами-любителями, и поэтому точные сведения о пунктах находок в ряде случаев отсутствовали. Иногда сложной оказывалась идентификация какой-либо стелы с надпи­сью в музейном собрании, известны поэтому случаи ошибочного определения хорошо известных памятников как новонайденных. Древнетюркские эпитафии на каменных сооружениях в большинстве своем отлича­ются трафаретной текстовой основой и определенным лексическим репертуаром. Тем не менее каждая надпись имеет текстовые, формально-композиционные, графические, се­мантические, художественно-изобразительные и другие особенности, что делает каждый памятник уникальным историко-культурным и письменным источником. Связь каждой эпитафии с конкретной персоной, имя, титул, символы и жизнеописание которой в раз­личной степени представлены в тексте, подчеркивает эту уникальность. Однако трафарет­ная основа древнетюркских эпитафий позволяет применить для исследования методику источниковедческой формализации письменных памятников массового типа. Тексты древнетюркских эпитафий редко анализировались путем взаимного сопостав­ления как группа хронологически и территориально объединенных исторических источ­ников. Чаще всего из одного-двух памятников извлекалась информация об определенном событии, а эта информация сопоставлялась с сообщениями иноязычных авторов. Тем са­мым большая часть информации, содержащейся в надписях, оставалась за пределами ис­точниковедческой интерпретации. Краткость древнетюркских эпитафий и отсутствие у многих из них надежных переводов и датировок также способствовали этому.
Полевые археографические исследования позволили в отношении енисейских эпита­фий установить, какие из них находились в непосредственной близости друг от друга и могут быть объединены в группы по территориальному принципу. Текстологическое ис­следование этих эпитафий дало дополнительный материал для подобной интеграции. В составе такой группы оказываются как пространные эпитафии, повествующие об опреде­ленных событиях жизни героя и его народа, так и краткие, состоящие только из имени и тамги.