1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов. - Страница 6

Индекс материала
Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы

 

 


Представление это было одобрено, но вместо офицера и 4-х топографов были командированы один офицер и один топограф, да и эти съемщики к работам по распределению киргизских земель не приступили, потому что разделение земель между киргизами было отложено до проведения границы с Китаем, с которым началось в 1862 году об этом переговоры, а затем хотя проведение границы не состоялось, топографы были употреблены на другие работы. Само собой разумеется, что споры за земли, подавшие мысль о необходимости съемки и распределения киргизских земель, не будучи распределены правильным образом, не прекратились и до сих пор, указательством чему служат частые жалобы Джалаировских волостей на стеснение их в кочевках. По одной из этих жалоб в 1868 году Копальским уездным начальником было вновь возбуждено предположение об уравнении земель между волостями Копальского уезда, но так как тогда же затребованных областным начальством подробных соображений об этом предмете уездным начальникам не доставлено до сих пор, то и дело на том и остановилось. Проект положения об управлении в Семиреченской и Сыр-Дарьинской областях совсем не затрагивает поземельного устройства края, а потому реформа не коснулась поземельных отношений. Местное начальство воспользовалось однако же новою организацией народного управления и образованием волостей, основанных на территориальном начале – смежности кочевок – вместо прежнего родового деления, для того, чтобы получить точку опоры для выяснения принадлежности земель по праву владения. Комиссиям, вводившим новое устройство (1868 год), было вменено в обязанность с возможной потребностью записывать места кочевок при их образовании киргизам объявлялось, что описания кочевок, составленные комиссиями, правильно будет почитать главным документом, доказывающим право владения землями. Хотя комиссии при спешности их работ по организации нового управления при неимении не только планов земель, но даже подробных карт и при отсутствии в большей части областей всяких подробных сведений о кочевках киргиз, не могли выполнить своей задачи в этом отношении с той подробностью и основательностью, какие были бы желательны, но тем н менее составленные ими описания кочевок волостей составляют в настоящее время главное основание распределения земель и единственный почти документ для разрешения поземельных споров. Недостаток описания кочевок, сделанных комиссиями, заключается главным образом в том, что только некоторые комиссии производили описание кочевок каждого аула, весьма немногие исчисляли все урочища, занимаемые аулами или волостью, большая же часть комиссий ограничилась указанием границ кочевок только волостей, без разделения кочевок по аулам, почему описание их дает понятие только о кочевках волостей; наконец, описания комиссий составлены со слов киргиз, объявляющих себя владельцами кочевок, без всякой проверки их показаний, и потому часто случается, что одни и те же кочевки записаны комиссиями у разных владельцев. Но все-таки описания комиссии дали местным начальствам хотя некоторую точку опоры для разрешения поземельных споров между киргизами. Споры эти, как показывают дела уездных управителей, весьма часты и многочисленны. Разрешаются они на практике, если доходят до русских властей или административным порядком или судом биев. Если спорные кочевки значатся в описаниях комиссии, то уездные начальники решают дело согласно показаниям комиссии. Если же описания комиссии не могут решить спора, то весьма часто русские чиновники оказываются вне всякой возможности кончить дело без полюбовной. При посредстве почетных людей или биев, сделки между сторонами, вынужденными к тому прибегнуть после продолжительной и убедительной тяжбы. Бывают случаи споров между отдельными киргизами судом биев, но вообще порядок решения поземельных тяжб весьма разнообразен и не имеет ничего определенного.

ЦИА Уз.ССР, ф. Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора, оп. 14, д. 56, л. 21-98.