1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов. - Страница 5

Индекс материала
Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы

 

 


Замечательнейший из поземельных споров между киргизами, решенный правительственной властью, есть спор между киргизами Большой и  Средней орды, возникший в 1848 году. Большеордынцы, после принятия их в подданство, в 1847 году заявили притязание на все земли к северу от р. Караташа до р. Лепсы. С другой стороны, киргизы Средней орды – земли от р. Караташа присвоили себе. Собрав сведения через пограничного начальника полковника Клейста и пристава Большой орды майора Врангеля, генерал-губернатор Западной Сибири князь Горчаков с 15 августа 1849 года решил спор в пользу найманцев, основываясь на том, что киргизы Средней орды занимали эти кочевки с давнего времени и владели ими при открытии в 1831 году Аяузского приказа. Границею между землями Средней и Большой орды князь Горчаков определил линию, идущую от вершины р. Балыкты по хребту Джон через сопку Кум-Тюбе и сопки Ак-Тюбе, причем правый берег  Караташа во владении дешлаиров.
В основании вышеизложенного решения принята была генерал-губернатором Западной Сибири давность владения и пользования землями. Решение это не вполне было согласовано с правилами, изложенными в ст. 191, т. XII, ч. II. Но отчасти соответствовало общему закону о поземельном устройстве кочевых инородцев (ст. т. IX зак. о состояниях), по которому кочевые инородцы для каждого поколения имеют поземельные владения земли, подробное разделение участков сих земель зависит от самих кочующих, по жребию или другим их обыкновениям. Этим же законом руководствовались областные начальства и приказы, решая споры о землях на основании владения или передавая эти споры на решение суда биев. Так как решения суда биев, существовавшего до введения нового положения об управлении в степи (1867 г.), были весьма часто пристрастны и несправедливы вследствие нахождения его в руках волостных правителей, султанов и вообще родоначальников и так как вообще распределение земель между киргизами не может составлять  должно иметь в виду не одно право на землю, но и экономические условия и потребности населения, то местные начальства довольно рано стали заботится о собрании точных и подробных сведений и данных о распределении земель между киргизами. Так уже при устройстве волостей по открытии Аягузского окружного приказа собирались сведения о зимовках и кочевках волостей. В 1849 году Омский пограничный начальник полковник Клейст, находя, что беспрестанные споры за земли, доходящие до вооруженных столкновений и смут между киргизами, происходит от неопределенности кочевок, сделал распоряжение, чтобы в каждом округе была образована особая комиссия из почетных киргиз для определения постоянных летних и зимних кочевок для каждой волости. В аяузском округе членами этой комиссии были назначены старший султан Ибан Джадаев и султаны Букей Аладаев и Джемантай Бапин. Комиссия эта однако не сделала, указав на невозможность выполнить свое назначение, вследствие неразграничения наших земель с Китаем и не проведения границ со смежными округами, а также по неимению сведений о принадлежности кочевок волостям и по отсутствии планов земель, занятых волостями Аягузского округа. Пограничный начальник ответил, что в виду затруднений, встреченных комиссией, он примет для точного распределения особые меры. Однако, это предложение, по крайней мере в Аягузском округе, осталось без последствий.
Из дел Сергиопольского и Копальского приказов видно, что впоследствии Семипалатинское областное начальство собирало сведения о кочевках киргиз через приказы, но об общем распределении земель речь уже не возобновлялась, хотя судя по огромному количеству споров о землях между киргизами нельзя сказать, чтобы потребность в этом распределении прекратилась.
В 50-х и 60-х годах устройство казачьих русских поселений, для которых сняты были у киргиз большие пространства земли, в сильной степени увеличилась необходимость поземельного владения у киргиз, так как уступившие земли для русских киргизы должны были поместиться на землях, принадлежащих другим киргизам и от того многие кочевки переменили владельцев. В Алатавскои округе к этим причинам стеснения киргиз во владении землями прибавилось еще перекочевание многих родов большой орды в наши пределы из Китая. В конце 1861 г. начальник алатавского округа, видя невозможность разрешать споры о зимовках между родами большой орды, одинаково доказывавшими принадлежность им одних и тех же зимовок правами давнего владения, причем русское начальство решительно не имело средств разобрать – чьи права действительные, вошел к генерал-губернатору западной Сибири с представлением о командировании в Большую орду четырех топографов при офицере, для подробной съемки и описания Большой орды, после чего предполагалось из старших султанов и почетнейших биев составить комиссию, которая при участии помощника начальника округа определена бы каждому роду особые зимние и летние кочевки.