1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов. - Страница 3

Индекс материала
Аристов Н.А. Поземельное владение у киргизов.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы

 


Род может непосредственно пользоваться летними кочевками, представляя каждому скотоводу занимать по воле случая и его произволу любое место на родовом кочевом пути. Другое дело пашни и зимовки. Пользоваться ими непосредственно и совместно целый род не может, ибо передвижение на зимовках и пашнях в течении этого времени, в какое они эксплуатации, невозможно. Вследствие этого, оставаясь владельцем пашен и зимовок, род уступает постоянное пользование пашням и зимовкам мелким родовым частям и преимущественно таким, которые составляют хозяйственные единицы.
Эти хозяйственные родовые единицы у киргиз суть аулы (естественные, а не административные), состоящие из близких родственников, ведущих общее хозяйство, т. е. пасущих свой скот в одних общих стадах и имеющих общие пашни.
Аул обыкновенно состоит из 5-15 кибиток, весьма редко более. Все члены аула по большей части близкие родственники, только у богатых или родовых киргиз к аулам принадлежат потомки невольников и слуги. Весь скот каждого аула пасется в общих стадах, разделенных по породам на овец и коз, рогатый скот, лошадей и верблюдов. 
Пользование зимовками по началу давности принадлежит по большей части одному аулу и только в случае обширности зимового стойбища и трудности разделить его естественным урочищами пользование ими иногда находится в руках нескольких аулов, но всегда родственных. Владение кочевками летними и зимними выработалось у киргизов исключительно под влиянием начала родового и начала давности. В праве владения пашнями, обработанной землей, является новое начало – труд. Пользование кочевками не требует никаких работ и труда. Земледелие же безусловно обязывает в Средней Азии затратить значительное количество труда на проведение ирригационных каналов или по местному названию ярыков.
Между тем, во всяком обществе, какой бы степени развития оно ни было, всякая растрата труда производится только тогда, когда владелец этого труда имеет право пользоваться результатами своего труда или, по крайней мере, их частью, в данном случае арыками и орошаемой ими землей. Сообразно этому экономическому закону пашни у киргиз, почитаясь принадлежностью рода, в пределах кочевого которого они расположены, находятся в постоянном владении и пользовании тех, кто провел, поддерживает и возобновляет арыки, эти пашни орошающие.
Проведение больших арыков по большей части невозможно для отдельного киргиза или юртовладельца, которому что требует большого числа рабочих ук. Вследствие этого арки проводятся силами целого рода (Дикокаменная волость Токмакского уезда вся имеет по одному арыку, выведенному из р. Чу трудами всего рода), или части его, или, одного аула. 
Кому принадлежат арыки, тому принадлежат и орошаемые ими пашни, т. е. роду, его части или аулам. Распределение пашен между совладельцами зависит от количества труда, каждым затраченного по проведение арыков, и обычая. От первых владельцев пашни переходят уже по наследству сообразно обычаям до тех пор, пока владельцы обрабатывают свою землю и относят свою долю труда по поддержанию арыков.
Необходимо заметить, что киргизы до поселения русских и до прекращения перекочевывания не дорожили землей. Роды часто переходили с одного места на другое. Земледелием киргизы занимаются мало. Переходя на новое место, род не затруднялся провести небольшие арыки для орошения небольшого количества пашни для посева проса. В настоящее время земледелие получило у киргиз небывалые размеры и растительные продукты заняли главное место в пище кочевников. Бедные киргизы теперь редко видят баранину или конину, главную пищу их составляет просо или пшеница, жаренные в воде или молоке, когда это последнее есть.
Вследствие этого теперь редкий киргиз не имеет пашни. Из этого однако же следует, чтобы все киргизы лично занимались земледелием. Пашут и производят все земледельческие работы игинчи – особый класс народа, земледельцы.
Богатые родовитые киргизы, вообще лучшая часть народа не любит трудной жизни земледельца, вынужденного целое лето не покидать своей пашни, находящейся в низких местах, обильных насекомыми и подверженных полному влиянию палящего знойного солнца. На пашнях остаются одни бедняки – игинчи. Все, кто может, кочуют со стадами скота в привольные горы для легкой работы пастуха. В скоте заключается главное богатство киргиза, каждый, хотя он естественно следует за своим стадом. На пашнях остаются вследствие этого только некоторые члены хозяйств – младшие или работники. Владельцы пашен оставляют на пашнях для работ младших членов своих семей или работников. Люди среднего достатка или небогатые всегда ведут пашню через членов своих семей. Богачи же естественно нанимают своих работников. Игинчи – работнику хозяин дает земледельческие орудия, рабочий скот и семена. Вознаграждение за труд игинчи различно и зависит от его собственных средств и обработки земли, если он имеет свой скот или орудия, или семена, то получает большую условную плату, или часть урожая, если не имеет, то меньшую. В настоящее время каждый киргиз, желающий заняться земледелием, имеет возможность получить себе землю из общей родовой земли бесплатно. Вследствие этого пока вознаграждение земледельца за труд определяется экономическими законами спроса и предложения. Поземельной ренты не существует. Кочевки находятся только до владений: летние всего рода, а зимние – частей его или аулов, даже пашни принадлежащие роду или его частям и только использование им иногда переходит в руки отдельных лиц, но по большей части принадлежит меньшим родовым единицам – аулам. Поземельной собственности обычное киргизское право не знает. Сами султаны, привилегированный владельческий класс, владели и владеют землями на родовом праве: земля принадлежит всему султанскому роду, - считая его в составе и тюленгутов, т.е. невольников, слуг – и не лично султану. Доказательством отсутствия у киргиз поземельной собственности может послужить факт полного отсутствия продажи и аренды земель, составляющих самый характерный признак собственности.