1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Шухрат Ганиев.РОССИЯ В УЗБЕКСКИХ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ.

Индекс материала
Шухрат Ганиев.РОССИЯ В УЗБЕКСКИХ УЧЕБНИКАХ ИСТОРИИ.
Страница 2
Страница 3
Все страницы

 

 

Старые и новые образы в современных учебниках истории.//под.ред.Ф.Бомсдорфа,Г.Бордюгова. М.-2003.С.-313-318.

Интерпретация роли России в узбекских учебниках истории после  претерпевает быструю трансформацию, и, понятно, что ещё рано говори устойчивости оценок разных периодов общего прошлого двух стран. На да ситуацию влияет много обстоятельств и, в первую очередь, позиция авторов учебников, положение в государстве, внешнеполитические ориентиры.
                                                    Новые факторы создания учебников
Распад СССР как единого геополитического пространства, наверное,  всего был ожидаем в республиках. Центральной Азии. Инерция мышления бывших администраций не могла не найти отражения при создании те новых учебников истории. Осторожный подход в освещении политики  Москвы и, тем более, коммунистического прошлого вызван, скорее всего, вы; тельной тактикой тогдашних представителей властных структур. Практически без изменений в 1990-1992 гг. учебники повторяли прежние оценки этапов советского развития, не пытаясь корректировать их с учётом новых реалии. Начиная с 1993-1994 гг. становится заметным преобладание национальных приоритетов, нередко граничащей с национализмом. Проблема идентификации находит своё отражение в преобразовании системы образования и, следовательно, сопровождается изменениями в освещении отношений Узбекистана и России. ХУШ-ХГХ вв. трактуются с точки зрения гегемонии русских, которая стала всеобъемлющей в советский период особенно при большевиках и коммунистах. На подачу прошлого в учебной литературе непосредственно в всплеск иммиграции русского населения в Россию и, в известной мере, искусственно нагнетаемая атмосфера нетерпимости к русскоязычным. К сожалению, немалую роль в этом тогда играли представителями народного образования республики, властные структуры, оппозиционные течения партии, пытавшиеся популистским разжиганием националистических чувств наби­рать голоса избирателей.
Постепенный переход к авторитаризму (с 1997-1998 гг.) также отразился на интерпретации прошлого — заметно выделяются поднятые из глубины средних веков лозунги о справедливом и решительном правителе, наиболее близком по духу и национальному самосознанию для узбекского народа. Противоречивая и не воспринимаемая многими национальными меньшинст­вами эпоха Тимура стала показываться как период наивысшего расцвета уз­бекской государственности, как эталон подражания для современных  власть предержащих. В учебниках появляются высказывания о возможности станов­ления демократии по узбекскому варианту, и это совпало с периодом наивыс­шего расцвета мифологизации эпохи Тимура. Завоевательные походы в сосед­ние страны, в том числе и в Россию, описываются как попытка объединения территорий под лозунгами справедливости и укрепления государства.
Однако, начиная с 2000 г., можно наблюдать определённый возврат к бо­лее или менее объективным оценкам истории взаимоотношений с Россией. Безусловно, это стало следствием общей стабилизации, действием Нацио­нальной программы по подготовке кадров, разработанной Правительством Узбекистана. В рамках этой программы была утверждена Концепция созда­ния учебников и учебной литературы нового поколения для системы непре­рывного образования. Важное место в ней отведено изучению истории.
                                                            Концепция преподавания истории 
Весь курс истории разделен на две части: Всемирная история и история Узбекистана. На их изучение отводится следующее количество часов, напри­мер, в 11 классе:
История Узбекистана — 68 часов;
Всемирная история — 68 часов, из них — История России — 8 часов.
По поводу этого формата, но прежде всего доминантных тем, предлагае­мых учащимся, в общественных и академических кругах страны часто возни­кает полемика, на которую обращают внимание и представители официаль­ных кругов. Так, в критическом выступлении Д. Б. Рюрикова, Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Республике Узбекистан, на одной их научных конференций 2002 г. подчёркивалось, что «необъектив­ность в освещении истории порождает проблемы в сегодняшней жизни. Узбекистан так же как и Россия сам пытается разобраться в своём про­шлом, и конечно изменения в исторических оценках необходимы и естест­венны. В этом отношении показательна статья директора Института истории АН РУз. Д. Алимовой о басмачестве — пример основанного на де­тальном подходе к актуальной исторической теме, имеющей выход на сегодняшнюю политику».
Наиболее проблемным периодом истории взаимоотношений России и государств Центральной Азии является вторая половина ХГХ — начало XX вв., т. е. период, как пишут авторы учебников, завоевания царской Россией территории государств Центральной Азии. Об этом свидетельствуют, к при­меру, названия параграфов одной глав учебника истории Для 5 класса (автор — Бурибай Ахмедов, 1999 г.) «Покорение Средней Азии Россией» — «Владей Востоком!», «Восстание Дучки-ишана», «Независимость, задушенная в ко­лыбели», «Народ и его культуру не уничтожить!». Не случайно, этот учебник был подвергнут критике не только со стороны учителей русскоязычных школ, но со стороны учёных-историков. Причина — несоответствие истори­ческих фактов и недопустимые речевые обороты. Вот образцы последних: «...Красногвардеец Перфильев формировал своё воинское соединение нахлы­нувших в край уголовных элементов и боевиков армянской нацональной партии "Дашнак цутюн", для которых убийство было делом привычным»; «...Большевики начали планомерные действия, направление на уничтожение Кокандского мухториата, борьбу против которых возглавил сам Ленин» (!?). Замечу, что этот действующий учебник подлежит замене только в 2005 г.

 


 


В «Рассказах из всемирной истории» (автор — У. Джураев, 2000 г.) вооб­ще нет ни одного упоминания об истории России. В то же время довольно большой объём занимают такие темы, как «Африка на пути прогресса» или «Турецкая республика — история создания». Правда, в содержание учебника включены две темы — «Мир накануне XX века — Россия и её влияние на ми­ровую цивилизацию» и «Образование СССР и причины его распада», но этим событиям посвящены буквально два предложения!
В  чебнике «Всемирная истории» для 8 класса (автор — Т. Салимов,2000г.) освещается история России в период позднего средневековья: XVI-XVII вв. Однако на изучение этой эпохи отведён лишь один параграф, в ко­тором описаны создание централизованного государства под управлением князя Василия III,боярская дума как постоянный совещательный орган, дея­тельность Ивана IV и усиление его власти, внешняя политика — завоевание Поволжья, захват Казани и Астраханского ханства,западного Сибирского ханства. В то же время учащиеся не найдут ни слова о таких важных истори­ческих событиях, как освободительное движение под водительством Минина и Пожарского, война против Лжедмитрия, смена царей др. Подобного рода
однобокая направленность изложения исторических событий способна породить
представления об исключительно «захватнической деятельности» России.
В учебнике «Всемирная история» для 8 класса (автор — Р. Фармонов,2001 г.) истории России отведено 9 часов из 10 крупных тематических разде­лов. В известной мере нехватка времени уравновешивается преподаванием
недавно появившимся учебником «История Узбекистана» В. Костецкрго(2002 г.), в котором учтены критические замечания узбекских и российских учёных-историков, в частности, высказанные на конференции, проведённой с участием Посольства России в Ташкенте.
Многие эксперты в Узбекистане признают, что изданный на русском языке в 2001 г. учебник «История Узбекистана» (автор — Ж. Рахимов) для 9 класса средней школы имеет, к сожалению, явную антирусскую направлен­ность. Такие термины, как «русские колонизаторы», «русские шпионы», «русские захватчики» на 316 страницах книги употребляются 292 раза! Не говоря о терминологической некорректности, отождествляющей националь­ность с государственной принадлежностью, насыщение текста подобными определениями не может иметь иной цели как формирование у молодого по­коления негативного отношения к русским в целом. К тому же, вряд ли в России можно найти кого-либо, положительно оценивающего дела колониза­торов позапрошлого века. И вообще действительность того времени была намного более сложной и вовсе не окрашена в чёрно-белые тона, как это сле­дует из работы указанного автора. Столь частые упоминания о массовых убийствах женщин, стариков, детей (С.99,103,112, 114,115, 118,184,186 и т. д.) в малой степени соответствуют действительности. Недоумение вызывает и авторская оценка вклада российских ученых и специалистов в освоение и изучение региона — «соучастники колонизаторов» (С.303). А ведь ни для кого не секрет, что история края изобилует фактами, когда, к примеру, рус­ские врачи жертвовали собой, спасая местное население от эпидемий (Бухара — 1894 г., Коканд — 1910 г. и др.). Вот наиболее красноречивые цитаты из этой книги, показывающие её ценность как учебного пособия для детей: «Россия — вор имущества в мировом масштабе» (С. 133), «История сама наделила рус­ский народ способностями колонизатора» (С. 195), «И царская Россия и Со­веты воспитывали русский народ в духе шовинизма» (С.6).
Учитывая, что по этому учебнику дети учатся уже более 6 лет, можно представить степень деформации отношения будущего поколения к русским и русскоязычным.
О том, как болезненные искажения способны приводить не только к не­объективному освещению прошлого, но и к примитивизации исторического анализа можно наблюдать, изучая текст по истории России для 10-11 классов (автор — Г. Хидоятов, 2000 г.). В частности, представляя период истории России после Февральской революции и Октябрьского переворота 1917г., в подпункте «Брестский мирный договор» не упоминается о сложной внутри­партийной борьбе среди большевиков, Гражданская война даётся без анализа её причин и последствий. Приход Сталина к власти показан очень схематич­но, что не даёт учащимся чёткого представления об историческом процессе. Описывая создание унитарного сверхцентрализованного государства (1922-1939 гг.), автор не упоминает о том, что образование в 1922 г. единого госу­дарства — СССР было добровольным, но в то же время указывается на ко­мандно-административную систему управления, которая сложилась значи­тельно позже по времени. Раздел «Деятельность ОГПУ. Террор и репрессии» освещается также очень поверхностно, нет персонификации, отсутствуют имена лиц, бывших на слуху у всего общества-Ежов,Берия.  Не обращается внимание и на то, что в своей внешней политике Россия первоначально строила отношения с другими странами на основе равноправных договоров. В частности, Россия была первой страной, которая официально признала в 1919 г. независимость Афганистана.

 


 


В учебнике для 11 класса, в параграфе «От тоталитаризма к демократии» также наблюдается слишком общий подход, умалчиваются многие историче­ские факты, например, о том, что СССР как государство имел большой меж­дународный авторитет в мире, о трудностях послевоенного восстановления экономики, поверхностно сказано о периоде Хрущёва. Не упомянуты Кариб­ский кризис, когда мир стоял на грани ядерной войны, сложная внутриполи­тическая ситуация начала и середины 90-х гг. и т.д.
Развитие истории как науки всегда шло параллельно с развитием самого об­щества.
Новые независимые государства пытаются направить процесс своего развития, политические и социальные реформы, реформ в экономике в на­правлении, игнорирующем опыт предыдущих десятилетий. Безусловно, это связано с надеждами на лучшее будущее, и в этой связи обществу часто тре­буется определить своё отношение к своему прошлому и к своему настояще­му. Проблемы многих новых независимых государств состоят и в том, что социум не всегда действительно хочет определиться в отношении своего прошлого. Прошлое может быть неприятным, трагичным и трагическим, вы­зывать болезненные ощущения — предательство, преступления каких либо субъектов истории. Прошлое может быть, наряду с этим, блестящим — побе­ды на полях сражений, достижения гениев. Но мы должны, как историки, уметь принять обе стороны прошлого.
Понятно, что историки часто вынуждены выполнять заказ своего обще­ства, которое рассчитывает таким образом избавиться от неприятного про­шлого. Но нельзя изменить того, что уже произошло, но легко нанести вред, создать прецеденты повторения тех самых ошибок, от которых хотелось из­бавиться. За последние десять с небольшим лет тема истории стала популяр­ной не только в академических дискуссиях. Она стала популярной у публич­ных политиков, и сами эти политики всё чаще стали выходить не из среды хозяйственников как в коммунистическом прошлом, а из гуманитарной ин­теллигенции. В этих условиях анализ прошлого должен получить позитивные импульсы, однако, в реальности ситуация нередко становится прямо проти­воположной. Вместо объективного осмысления история превращается в арену борьбы разных политических интересов, питает национальный эгоизм.
Попытка загнать историю в услужение политическим процессам — заведомо тупиковой путь Кстати уже как аномалия воспринимается факт умолчания о том, что страны СНГ совсем недавно были единым организмом. Упоминания об этом факте не найти ни в одном учебнике Узбекистана. И это обстоятельство на сегодня является одним из весомых дезинтегрирующих факторов.
Во многих государствах в исторической науке отчётливо проявилась тенденция к героизации исторического наследия конкретного этноса, исторические сочинения направлены на удревнение своей государственности, создание новых пантеонов выдающихся национальных деятелей. К сожалению, подчас этот процесс самоутверждения происходил за счёт умаления роли своих соседей или собратьев по недавнему союзу. Та же попытка представить эху Тамерлана как пик расцвета узбекской государственности, безусловно, однозначно воспринимается другими народами и государствами.
История всё ещё предстает как симбиоз идеологии и мифотворчества, печённого в научную оболочку. Естественно, что при таком подходе образ России, её прошлого и настоящего, её исторических деятелей, её культуры не г не подвергнуться изменениям. Однако изменения не ограничивались только научными публикациями и полемикой в своём научном кругу, они легли в основу учебной литературы. И в этом, на мой взгляд опасность, поскольку школьные учебники влияют на воспитание граждан. Если образ со­дей, в том числе и России, получает однобокое освещение, то и в сознании гей закрепляется именно то, что написано в учебнике. В этом смысле исто­ки, которые создают учебную литературу, более ответственны перед бу­тим своего народа и государства, чем их академические коллеги.

ЛИТЕРАТУРА

1.    Ртвеладзе Э.В., Саидов А.Х., Абдуллаев Е. Очерки истории цивилизации древнего Узбекистана: Государственность и право. — Ташкент, 2000.
2.    Толстое С.П. Древний Хорезм. — М., 1948.
3.    Аничев А.Ю. Мы и история. — СПб., 2002.
4. Мурадымова Т. Я. Права, обязанности и ответственность участников образовательного процесса. — Ташкент, 2000.
5.    Беленицкий А.М., Бентович И.Б. Реальность мифы истории Средней Азии. — Л., 2.
6.    Мифы и мифология в современной России. — М.: Фонд Фридриха Наумана, 2000.
7.    АюповА.Т. Деятельность КП Узбекистана по организации изданий произведений классиков марксизма-ленинизма на узбекском языке. — Ташкент, 1972.
8.    Салимое Т. Всемирная история. — Ташкент, 2000.
9.    Хидоятов Г. Всемирная история. — Ташкент, 2002.
10.Трепавлов В. В. Изучение истории народов России и межэтнических отношений: современные проблемы и подходы. — М., 2002.
11.Рахимов Д. История Узбекистана — XIX, XX вв. — Ташкент, 1997.
12.Рахимов Д. Использование архивных материалов при изучении истории Узбекистана. Ташкент, 1997.

 


 

 


 

 

444.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 32 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 9268726