1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Плоских В.М.По следам памятников "Великого переселения народов"

 

Эпохой «Великого переселения народов» названа в истории эпоха гуннов и в истории Кыргызстана она является одной из самых малоизученных, «темной», как говорят специалисты. Письменные источники очень малочисленны, противоречивы и отрывочны. Археологические памятники раскопаны в достаточном количестве, но слабо проанализированы. Совсем нет их монографического исследования. Мы до сих пор не знаем погребальных обрядов и материальной культуры кидаритов, эфталитов, кермихионитов и др. народов, населявших Кыргызстан в это время.
Археологи явно подводят историков. Они до сих пор бесспорно не определили: какие же следы на земле оставил столь славный народ, как усуни?
Что же представляют собой те группы памятников, которые археологи считают усуньскими? История свидетельствует о том, что в конце прошлого века на территории Таласской долины Кыргызстана работала первая, и пока последняя, международная археологическая экспедиция. Возглавлял ее видный член Финоугорского ученого общества, магистр философии Г. Гейкель. Финские ученые в то время усиленно разрабатывали проблему происхождения своего народа. По одной из гипотез предки финнов в глубокой древности обитали то ли в Приуралье, то ли в Западной Сибири, может быть и на Тянь-Шане, где были найдены древне тюркские письмена, внешне немного сходные со скандинавскими рунами. Поэтому Г. Гейкель и решил обследовать памятники в Таласской долине. Финским ученым конечно не удалось отыскать свою прародину. Однако к западу от г. Таласа в четырех могильниках они раскопали 10 курганов с новым типом погребальных сооружений – катакомбами. Этим открытием они внесли свой вклад в кыргызскую археологию.
Совсем иной, отличной от катакомб, конструкции являются подбойные погребения. Они также состояли из двух частей – ямы и подбоя. Яма в плане прямоугольная или со скругленными углами. По всей нижней части одной из длинных стенок ее выдалбливалась ниша – подбой, в котором и производилось захоронение. В хронологическом отношении катакомбные и подбойные погребения сосуществовали. Разные ученые их датируют не однозначно – в большинстве II-IV вв., выделяя боле ранние и боле поздние погребения вплоть до VII в. Одно бесспорно: подавляюще большинство их оставлены людьми, жившими в эпоху Великого переселения.
Наиболее известный в мировой археологии могильник с подбойными погребальными сооружениями Кара-Булак. Он расположен у одноименного аила в Баткнском районе Ошской области. Открыл его в 1954 г. кыргызстанский ученый Ю.Д.Баруздин. Чем же знаменит могильник Кара-Булак? Двумя обстоятельствами, причем очень важными: во-первых, его не коснулась рука грабителя; во-вторых, в погребениях сохранились органические материалы, такие как дерево, ткани, даже плоды. Мало того, в могильнике найдены мумии. Нужно полагать, что это была естественная мумификация, так как все без исключения мумии были найдены в арчевых гробах.
В подбоях и катакомбах погребали, как правило, одного, но встречаются захоронения двух, трех, четырех человека. Детей хоронили совместно со взрослыми, обособленны детские погребения фиксируются очень редко. Покойный лежал на спине в вытянутом положении, руки вдоль туловища, либо скрещены в области тазовых костей. Инвентарь в мужских и женских захоронениях различен: мужчин - сопровождало вооружение, женщин – предметы туалета и украшения. Независимо от пола, в погребениях помещались керамические и деревянные сосуды, реже металлические котлы   чаши.
Уникальный курган Шамшин
В начале августа 1958 г. на узком поле у входа в ущелье Шамши, что расположено к югу от города Токмака. Колхозники убирали урожай, Вдруг колесо комбайна провалилось, машина резко накренилась, но устояла. Когда ее вытащили, то увидели подземную камеру, потолок которой не выдержал многотонной тяжести и провалился. Несмотря на то, что камера была полузасыпана землей, люди увидели золото… Много золота! Как же они поступили с находкой? Может быть, как гласит закон, сообщили властям, милиции или ученым из Академии наук республики? Ничуть не бывало. Люди спрыгнули в провал, разгребали землю руками. Срывали с костей усопшей драгоценности. Потом разделили добычу на части и припрятали в домашних тайниках.
Что же укрыли в своих сундуках современные грабители? Ни мало, ни много около 80 прекрасных изделий раннесредневековых ювелиров. Среди них было золото, серебро, самоцветы. Приведем здесь лишь краткое описание шамшинского комплекса.
Изделия из золота. Маска на лицо из тонкого листа. Черты лица намечены схематично. Широкий рот с тонкими губами. Миндалевидные глаза из сердолика закреплены тонкой ленточкой золота, припаянной ребром к основе. Острый прямой нос выполнен из отдельного листа и тоже припаян. На носу и щеках проколами изображены три елочковидные «древа жизни» (имитация татуировки?). По краям маски имеются отверстия для крепления.
Два совершенно одинаковых перстня. Кольцо – тонкая золота лента, на которую с внешней стороны напаяны жгуты из двух перевитых проволочек, между которыми размещена «спираль» из скрученной ленточки. Вставки из гранатов, закрепленных гнездами из вертикально напаянных ленточек.
Медальон, основанием которого служит овальная пластинка. В нем погрудное изображение женщины монголоидного облика. Волосы расчесаны на прямой пробор. Одежда с широкими отворотами и глубоким декольте. Барельеф исполнен из двух хорошо пригнанных кусков граната и окружен широким ободком, разделенным на отдельные гнезда с вставками из граната.
Пара сережек, составленных из трех разных последовательно соединенных между собой колечками звеньев.
Из золота, серебра и янтаря сконструировано сложно украшения женского головного убора. Основу его составляет серебряный обруч, который украшен золотыми вертикальными рядами лжезерни и яркими янтарями.
В погребении, кроме золота и серебра, была найдена еще и роскошная конская сбруя художественной работы, сделанная из серебра и позолоченной бронзы с украшениями из самоцветов и стекла.  Немалую ценность имели и восемь браслетов, выточенные из цельных кусков дымчатого нефрита с легким коричневатым оттенком.
Бесценные для науки сокровища были извлечены из сундуков невольных расхитителей древности, и. как положено, переданы в музей.
Могильник Джалпак-Дюбе
Археологи в Кыргызстане раскопали немало погребений в подбоях, а вот награбленное богатое погребение удалось открыть только одно. Это произошло в 1968 году на высокогорном плато Алая. Археолог А.К.Абетеков приступил к изучению могильника Джалпак-Дюбе. Свыше тысячи едва различных могильных насыпей. Практически все они носят следы ограбления в древности. Что можно ожидать на таком объекте? Пару-другую глиняных горшков. Однако археолог никогда не знает, где найдет, а где потеряет. Нежданно-негаданно один из самых невзрачных курганчиков, который и заметить-то может лишь опытный глаз археолога, преподнес сюрприз. Он оказался со странностями. В погребальной камере-подбое лежал не скелет умершего, как обычно, а деревянная чурка. Но, чтобы никто не сомневался, что она заменяет реального умершего человека, на одном конце ее лежала маленькая маска из золотой фольги. Глаза и рот грубо прорезаны, вместо носа – две дырки.
Могила без скелета для археологов не такая уж странность. Это условное захоронение (кенотаф), которое совершалось родственниками, когда человек умер, а тела его нет (прогиб в дальнем походе при поражении, утонул, и быстрая горная река унесла труп, растерзали хищные звери и т.п.). В кенотафах, как правило, находят очень мало вещей. В лучшем случае глиняный сосуд и кусочек баранины.
Кенотаф же могильника Джалпак-Дюбе оказался очень богатым. В нем найдено 30 золотых предметов, медальон и серьга с гранатовыми вставками, круглые и квадратные нашивные бляшки, дивной работы перстень, круглый щиток которого оконтурен зеленью.
Как положено, дух воина снабдили одеждой из шелка с вышивкой золотом, мечом, луком со стрелами, ножом с рукоятью из слоновой кости и двумя чашами. Одна из них – плоскодонная металлическая, другая стеклянная изумительной красоты. Стенка чаши и дно украшены резным орнаментом. Основа его – мотив вьющейся виноградной лозы. Точных аналогий чаше нет, но подобные ей производились в сирийских провинциях Римской империи.
В целом кенотаф могильника Джалпак-Дюбе является замечательным памятником, принадлежащим к той же культуре и к тому же времени, что и сокровища чуйской царицы.
Украшения, найденные в Кыргызстане, далеко не уникальны. Они известны в Казахстане, Причерноморье, Молдавии, Венгрии, Румынии. Их практически нет в Южной Сибири и Монголии, если не учитывать единственный предмет, найденный монгольскими археологами. Следовательно, в настоящее время Кыргызстан является самым восточным крупным очагом распространения изделий подобного рода. Ювелирные украшения из золота с самоцветами в науке условно назвали изделиями полихромного (многоцветного) стиля. Отличительной чертой их является массивность, многоцветность, геометричность форм, что достигалось такими техническими приемами, как литье, ковка, штамповка и напайка. О происхождении искусства полихромного стиля высказывались различные гипотезы. Их рассматривали как произведения готов, греко-сарматов, сармато-алан, гуннов. До сих пор в науке этот вопрос однозначно не решен. На наш взгляд, носителями искусства полихромного стиля в Кыргызстане могли стать племена, тесно связанные с гуннским государством Аттилы в Восточной Европе. В середине V в. после смерти великого вождя держава его распалась. Часть тюрко-язычных племен откочевала в Среднюю Азию. Характерными этнографическими признаками их  были погребения в катакомбах и подбоях, однолезвийные мечи и кинжалы, изделия полихромного стиля, стеклянные сосуды римской работы. По этим признакам они близки культуре протоболгарских тюрко-язычных племен оногуров (десять племен) и др. Иранцы называли их крмихионитами (красными гуннами), а древнетюркские – он ок бодун (народ десяти стрел).
К середине VI в., когда древнетюркский каган Истеми завоевал Семиречье и Тянь-Шань, они были уже аборигенами эти мест и составили этническое ядро Западнотюркского каганата. Конечно, это всего лишь только гипотеза, которая требует серьезного обоснования.
Кочевники идут на запад
Понятие «Великое переселение народов» ввели в науку западноевропейские историки, обозначив период крушения Римской империи и заселение ее земель «дикими» германцами, славянами, протюркскими племенами во II-V вв. Мощный толчок этому процессу дали кочевники, обитавшие в Центральной Азии. На рубеже старой и новой эры степь пришла в движение. Внезапно и стремительно кочевые гунны двинулись из глубин Азии, безжалостно уничтожая все сущее на своем пути. Нашествие гуннов привело в смятение не только земледельческие народы и государства, но и кочевников. Кстати. Скотоводы первыми приняли на себя всю мощь и ярость натиска гуннов. Навсегда исчезли могучие сармато-аланский и готский союзы племен, прекратила существование черняховская культура, пали многие греческие города Причерноморья, Римская империя с трудом защищала свои быстро сокращающиеся границы.
Осколки разбитых гуннами кочевых племен были вовлечены в это движение. Оно не миновало кочевников Казахстана и Кыргызстана.

Откуда же появились эти люди, память о которых жива по сей день и в Центральной Азии, и в Центральной Европе?

Возвышение гуннов связано с именем хана Маодунь, как называли его древние китайцы. Тюркские народов в своих преданиях всегда величали его Огуз-каганом. С его именем связана самая древняя, дошедшая до нас тюркская легенда. Она повествует, то отец Маодуня, человек изнеженный и слабовольный, возглавлял небольшое племя кочевников-гуннов, обитавших в пустынях к север от Китая. Хан не любил своего решительного и мужественного старшего сына и даже побаивался его. Он отдал сына в заложники соседнему племени в знак вечного мира и дружбы и вскоре, рассчитывая, что соседи убьют юношу, вероломно напал на них. Соседи, конечно же, растерзали бы заложника, но юный отпрыск коварного хана оказался настоящим джигитом: он украл лучшего скакуна и удрал в родные кочевья.

Все племя гуннов было в восторге от удачливости смелого юноши. Отец, считаясь с настроением народа, выделил сыну небольшой отряд конницы. Энергичный Огуз не сидел сложа руки: он сделал себе стрелы со «свистункой». Археологи не раз находили такие стрелы в погребениях кочевников, на древках которых пониже железного наконечника были нанизаны полые костяные шарики со сквозными дырочками. В полете такая стрела издавала душераздирающий свист. Огуз стал обучать своих конников правилу: куда выстрелит он своей свистящей стрелой, туда должны стрелять все до единого воина. Тем самым юный Огуз ввел новинку в тактику боя кочевников: концентрация стрельбы по небольшим участкам с гарантированным поражением цели. Конфликтов не было, пока Огуз стрелял в оленя или лань. Но Огузу для далеко идущих замыслов нужны были войны, бездумно, автоматически поражающие любую угодную ему цель. Поэтому Огуз однажды выстрелил в своего любимого коня, который вынес его из плена. Пораженный сотнями стрел, конь пал. Но некоторые воины усомнились в необходимости стрелять в знаменитого коня и не натянули луки. Ослушникам трубили головы. В другой раз Огуз направил стрелу в грудь одной из своих жен. На сей раз все воины были дисциплинированы – несчастную даже не было видно из-за густо торчащих в хрупком теле стрел. Огуз похвалил и наградил весь отряд. Он понял, что его люди готовы на любое дело, угодное господину. И Огуз решился…

Во время охоты на оленей сын направил свистящую стрелу в спину своего отца и тот в мгновение ока стал похож на дикобраза. Старый хан  умер раньше, чем постиг, что его сын в хитрости, жестокости и коварстве давно превзошел своего отца.

Это событие китайские летописцы отнесли к 209 г. до н.э.

Соседи не уважали мальчика-отцеубийцу. Правитель сильного племени юэчжей (тохаров), выискивая повод для схватки, отправил к Огузу гонца с заранее невыполнимым требованием: отдать ему лучшего жеребца гуннских табунов. Юный хан собрал старейшин и изложил им ультиматум. Те в один голос сказали, что сосед потерял совесть и что коня отдавать нельзя. Хан, выслушав мудрецов, сказал: «Для хороших соседей коня не жалко». И отдал чудо-жеребца. В одно мгновение Огуз стал посмешищем среди соседей и даже собственного племени. А наглый сосед не унимался. Во второй раз он потребовал себе в наложницы красавицу жену Огуза. Возмущенные советники требовали немедленно начать войну и кровью бесстыжего соседа смыть позор с имени гуннов. Огуз, сдерживая разбушевавшихся старцев, решил ради мира с добрыми соседями отдать любимую. И отдал. После этого его просто презирали. А сосед уже гнал гонца с новым ультиматумом: отдать ему пограничные земли гуннов. Старики дружно закивали: «Эту полоску земли отдать можно. На ней нет ни травы, ни воды. Зачем кочевнику каменистая пустыня?» «Землю я никогда и никому не отдам, – спокойно сказал Огуз, - земля есть основа государства». Он тут же отдал два приказа: отрубить советникам головы; немедленно выступить в поход.

Как бурный селевой поток хлынули гунны на юэчжей. Наголову разгромили их и прогнали далеко на запад. Вслед за ними настал черед других. С тех пор Огуз не слезал с коня, его стрелы издавали душеледенящий свист перед рядами всех народов Центральной Азии. Все они до единого склонили …..  перед  мощью гуннов. А в 201 г. до н.э. он подчинил владение Кыргыз (Гяньгунь), которое располагалось тогда в современной Западной Монголии. Умер Маодунь Огуз в 174 г. до н.э. К этому времени ему подчинились народы, жившие на просторах от Забайкалья до Тянь-Шаня, от сибирской тайги и до границ Китая. Ему не подчинился лишь Китай. С империей гунны вели затяжную войну, которая, казалось, никогда не кончится. У гуннов была отличная конница, у китайцев – превосходная пехота, которая в укреплениях или за стенами городов могла отразить любого врага, но на просторах Великой степи пехота была бессильна перед врожденными всадниками.

В конце концов гунны были разбиты. Свою лепту в их разгром внесли и тянь-шаньские усуни. Часть гунов подчинились победителям, а непримиримые двинулись на Запад.

В истории гуннская эпоха образно названа «эпохой Великого переселения народов». В это время коренным образом меняется этническая карта Евразии. Гунны, как полагают, были тюркоязычными народами. Они положили конец тысячелетнему господству в степи ираноязычных саков, скифов и сарматов. С давлением гуннов, наряду с тюркоязычностью, связан и процесс наиболее сильного проникновения монголоидных элементов в среду в основном европеоидного автохтонного населения Средней Азии, Казахстана, Восточной Европы.

Наибольшего могущества на Западе гунны достигли в середине V в. во время правления Аттилы. Он перенес свою ставку из Причерноморья на р.Дунай в Паннонию (Венгрия). В результате удачных войн с Римом, Аттила вынудил гордую империю платить гуннам громадную дань золотом. Гунны купались в шелках и драгоценностях, однако их предводитель носил простую черного цвета одежду кочевника, его конь и оружие не были украшены ни единой драгоценностью. Империя Аттилы держалась только авторитетом вождя и силой меча.