1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков. - Страница 7

Индекс материала
Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Все страницы


 

 

2. Политическая история Кыргызстана: проблемы и решения.
С обретением суверенитета Кыргызской Республикой историографическая работа на основе аналитического рассмотрения предыдущих этапов развития исторической науки в республике, была призвана содействовать прогнозированию дальнейшего его пути и определению новых задач. При этом нам представляются важными не просто различные точки зрения на прошлое, субъективные мнения и предложения, а подлинные исторические факты, события как их видели и понимали очевидцы, а также как их действия оцениваем мы, современные исследователи. В первую очередь это относится к политической истории, так как у человеческой истории нет более противоречивого аспекта, чем политика. Следуя основополагающим принципам историзма и правдивости, мы сегодня освобождаемся от всего наносного и ложного в исторической науке. Все это дает нам возможность познать историю такой, какой она была, а не такой, какой ее хотели видеть идеологи прошлого.
Одной из важных проблем в политической истории Кыргызстана ХIХ-начала XX вв. являлась история международных отношений кьгргызов с Кокандом, Китаем, Россией и другими соседними странами. Это был решающий этап для кыргызского народа - время выбора политической ориентации. Чтобы выжить среди смежных держав кыргызским родоправителям нужно было обладать дальновидностью, используя соперничество более могущественных соседей, верно выбрать ориентир будущего кыргызского народа.
Поиск своего пути развития, а также вопросы международных отношений кыргызов в XIX веке в 90-е годы анализированы в исследовании Б.Боотаевой "Кыргызы между Кокандом, Китаем и Россией". Монография написана на базе кыргызско-советской историографии с использованием трудов Б.Д.Джамгерчинова, А.Х.Хасанова, К.У.Усенбаева, В.М.Плоских, П.П.Иванова, Н.А.Халфина, В.С.Кузнецова, Г.А.Хидоятова, а также архивов: Архив внешней политики России, Государственный архив Омской области, Центральный государственный архив Узбекской Республики и других. В отличие от предшественников, исследованием Б.Боотаевой охвачен военно-дипломатический аспект международных отношений кыргызов в XIX веке, т.е. вопросы политической, военной, дипломатической и отчасти экономической истории кыргызского народа. Предпочтение отдавалось именно тем сторонам проблемы, которые еще недостаточно изучены в кыргызской и зарубежной историографии. Автор на основе имеющейся исторической литературы и архивных документов рассматривает многоплановые государ­ственные вопросы выбор политической ориентации, дипломатические миссии, отражение военной агрессии, внутренние междоусобицы. Все эти вопросы автором исследованы через призму политической деятельности кыргызских лидеров этого времени, какими являлись Алымбек датка, Курманжан датка, Байтик баатыр и другие.
При этом Б. Боотаева на основе изучения достоверных архивных документов подробно прослеживает политическую деятельность Алымбека датки, как одного из государственных деятелей Кокандского ханства, характеризуя его как "организатора под своим единым началом всех алайских и тянь-шаньских кыргызов, обособив их в само-стоятельное государство".
Выявление роли и места кыргызских лидеров в политическойжизни Кокандского ханства, их активная и энергичная поддержка и даже предводительство народным движением на примере Байтика Капаева в восстании чуйских кыргызов в 1862 году против Кокандского гнета, позволили Б.Боотаевой прийти к заключению, что "кыргызские феодалы играли самую активную роль в политической жизни ханства в том числе и в восстаниях".37 Б.Боотаева к проблемам образования государства Йеттишаар и роли кыргызских феодалов в антициньском восстании 60-х годов XIX века отводит специальную главу. При этом автор впервые в кыргызской историографии установила политическую активность кашгарских и закордонных кыргызов, их роль и место в образовании и существовании многонационального государства Йэттишаар. Углубленно изучая сведения из различных источников об активном участии кыргызов на стороне правителя Бакдаулета в его борьбе с Цинами Б.Боотаева выявила ряд обстоятельств непосредственного сотрудничества Якуб бека с кашгарскими кыргызами: традиционное расселение кыргызов в приграничных землях и округе городов Иттишаара, использование кыргызов Якуб беком в качестве пограничного заслона на внешних караулах и постах, а также в армии для почтовой связи и так далее.
Б.Боотаева также установила, что по численности кыргызы занимали второе место после уйгуров от всего населения Кашгарии.
Отмечая фактическое господство Российской империи в Кокандском ханстве в 60-70-х годах XIX века, автор верно показала, что Китай после уничтожения государства Йеттишаар (Восточный Туркестан - Ж.Ж.) приступил к юридическому закреплению своих границ не с кокандскими ханами, а с Российской империей, ставшей правонаследницей тех кокандских территорий.
Анализируя политическую деятельность Худояр хана с 1844 по 1875 гг. Б.Боотаева определяет время его правления как период наиболее жесткого угнетения кыргызского народа. Характер Кокандского восстания 1873-1876 гг. автор определила как народную войну. Основным предводителем восстания Б.Боотаева считает Исхака Хасан уулу (Пулат хана). Одновременно, она отмечает, что Пулат хан не был единоличным руководителем восстания. Он делил власть со следующими руководителями: андижанским кыргызом М.Мергеновым и его чаткальским соплеменником М.ШамурзакоВым. При этом автор, справедливо пишет, что в сложной политической обстановке родофеодальная верхушка в Кокандском ханстве совершала противоречивые маневры -то поддерживая сына Хуцояра Насреддина, то самозванца Пулат хана - претендентов на престол.
Следует отметить, что некоторые соображения автора о политике Российской империи в ходе восстания по отношению к Кокандскому ханству вызывают возражения. В частности, Б.Боотаева утверждает, что после бегства Насреддин хана в октябре 1875 г. под защиту туркестанских властей, русское правительство исходя из договорных обязательств, вынуждено было ввести на территорию Кокандского ханства свои войска.
Мы же думаем, что все эти дипломатические договоры имели временный характер, поэтому в критический момент царское правительство, следуя логике колониальных устремлений, ввело свои войска на территорию среднеазиатского феодального государства.
Экспансионистскую сущность данного исторического акта не смогла скрывать Б.Боотаева когда писала, что "эта акция произвела сложное воздействие на психологию многих повстанцев. Еще недавно просившие российского подданства, искавшие помощи у России в борьбе против ханской тирании, они с известным недоумением следили за продвижением царских отрядов, пришедших на помощь хану". Дальше автор подробно говорит о жестоких погромах русского отряда под командованием М.Д.Скобелева в ходе умиротворения повстанцев во время зимней экспедиции.
Б.Боотаева при характеристике последнего этапа восстания приходит к верному заключению о том, что, во-первых, в сравнении с регулярными войсками силы повстанцев оказались слишком неравными, а, во-вторых, исчезла основная причина, вызывавшая столь длительную, многолетнюю борьбу - гнет Кокандского ханства. *
Таким образом, исследование Б.Боотаевой внесло определенный вклад в изучение политической истории кыргызов, их взаимо­отношений с соседними государствами: Китаем, Кокандом и Россией.
Во второй половине XIХ-начале XX вв. в кочевьях родовых вождей-манапов скрещивались интересы многих стран в отношении кыргызского народа не имевшего, своей единой государственности, раздробленного по родо-племенному признаку. Отсюда огромный географический диапазон заинтересованных стран в политической ориентации Кыргызстана в рассматриваемое время: от Циньской империи до России, от султанской Турции до Великобритании. В такой обстановке кыргызские политические лидеры, опирающиеся на сильные ополчения своих племен, были фактически независимы, более того, вмешивались в политические дела Кокандского ханства вплоть до престолонаследия.



17.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 32 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 9554731