1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков. - Страница 4

Индекс материала
Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Все страницы


 

 

Таким образом, анализ серии статей вышеуказанных авторов по проблеме социально-экономических отношений кыргызов в составе Российской империи позволяет сделать вывод о преобладании "традиционного" показа колонизаторской политики царизма, иллюстративном характере рассмотрения таких вопросов, как особенности переселенческого движения, положение европейско-славянских переселенцев на окраинах, их взаимосвязь с коренным населением. Это обусловлено недостаточностью источниковой базы и отчасти неэффективностью описательных методов раскрытия конкретно-исторических проблем. Поэтому в настоящее время одним из важных моментов в развитии исторической науки стало включение в научный оборот новых методов обработки и обобщения фактического материала.
В этом смысле для нас представляет определенный интерес статья Г.К.Кронтардта,1 в основу которой положены редко используемые материалы переписи населения 1897 года, являющейся основным демографическим источником при определении им классового состава переселенческого населения Кыргызстана в конце XIX века. Для изучения этого вопроса автор использовал методы, позволяющие сделать более правильные группировки источников. К ним отнеслись опубликованные дореволюционные статистические материалы.
Г.К.Кронгардтом было проведено разделение данных переписи населения 1897 года на три группы с точки зрения их роли в общественном разделении труда: сельскохозяйственную, торгово-промышленную и непроизводительную, по Пишпекскому и Пржевальскому уездам. При этом результаты подсчетов даны в сравнении с данными В.И.Ленина, относящимися к России в целом. Сравнивая долю торгово-промышленного населения в Пишпекском и Пржевальском уездах с общероссийским показателем, Г.К.Кронгардт приходит к выводу, что Кыргызстан, далеко отставал по сравнению с Россией в социально-экономическом развитии и был краем, где товарное производство находилось на начальной стадии развития. Более того, автор подчеркивает, что классовый состав переселенческого населения Кыргызстана близок к общероссийским показателям. Это дало ему возможность сделать вывод о соотношении переселенческого и коренного населения и об уровне социальной дифференциации переселенческого населения Кыргызстана по данным опубликованных источников, т.е. материалов переписи населения 1897 года.
Однако следует сказать, что одной статьей не устраняется проблема в изучении указанной актуальной и перспективной проблемы. Несмотря на несомненные успехи историков в анализе роли и места европейско-славянских крестьянских переселений в дореволюционном Кыргызстане, многие ее аспекты ждут своих исследователей в будущем.
В 90-е годы историки республики продолжали изучение проблемы происхождения термина "манап" и его социального лица. В частности этнограф А.Джумагулов предпринял попытку по-новому осмыслить этнонимы и этимологию слова "манап" в статье "О термине "манап". При этом автор раскрывая генеалогию термина "манап", обстоятельно анализировал различную историческую литературу с глубокой древности по советское время. В результате он смело утверждает, что происхождение слова "манап" берет свое начало с арабского языческого идола Манаф, произносимого в кыргызской транскрипции Манап и приобретшего в последующем значение социального понятия трактуемого как титул предводителя официальных властей. Данную гипотезу автор обосновывает тем, что неверно связывать время возникновения целого социального института с временем появления термина в письменных источниках. Это было смелое новое слово в изучении проблемы происхождения термина "манап" в кыргызской историографии.
В 80-90-е годы проблема присоединения Кыргызстана к России стала предметом обсуждения в вышеназванных публикациях С. Т. Табышалиева, В. М. Плоских, К. У. Усенбава, Т.Кененсариева, Ж.Жакыпбекова и других на русском и кыргызском языках. Все они в своих публикациях стремились верно определить термины "завоевание", "присоединение", "вхождение", "метрополия", "колония", "окраина" и т.д. При этом они единодушно отметили, что термин "добровольное вхождение Кыргызстана в состав России" не соответствует действительности, поскольку добровольно мог войти только народ, который самостоятельно определяет свою судьбу. Следовательно, утверждали авторы, данное историческое событие правомерно называть присоединением.
Что касается другого не менее важного аспекта проблемы -характера и особенностей политики царского правительства, на окраинах, то и здесь имелись спорные моменты. Ставя данную проблему глубже и шире Т.Кененсариев и Ж.Жакыпбеков в своих вышеназванных статьях отметили, что в основе этой проблемы лежит правильное понимание особенностей колониальной политики России по сравнению с классическими колониальными системами западных стран. Россию от западных стран отличала одна особенность: отсутствие территориально-географических препятствий между европейской Россией и ее окраинами: Кавказом, Средней Азией, Сибирью и Дальним Востоком, территории последних выступали как бы прямым продолжением территории империи. Отсюда вытекал ряд конкретных направлений ее политики по отношению к окраинам: свободное переселение русских крестьян на эти территории, политика русификации окраин и другие.
Из всего вышеизложенного вытекает, что в изучении проблемы присоединения Кыргызстана к России наметился ряд интересных и сложных направлений, которые требуют в дальнейшем тщательного исследования в контексте гуманных, общечеловеческих ценностей. Анализ различных публикаций показывает, что и в начале 90-х годов в республиканской исторической науке не был до конца преодолен классовый подход, марксистско-ленинская идеология в изучении различных сложных проблем истории Кыргызстана. Поэтому в 'дальнейшем нельзя было допустить, чтобы эти проблемы стали конъюнктурными в ущерб науке.
Со второй половины 80-х - первой половины 90-х годов, в период укрепления и развития суверенной государственности Кыргызской Республики, стояла задача преодоления духовного и материального кризиса, охватившего все страны распавшегося Союза ССР. В этом судьбоносно важном деле историческая наука призвана была содействовать осознанию происходящих общественно-политических процессов. Поэтому новый взгляд на историю и исторические процессы являлся требованием времени. К чести историков следует отметить, что ими велась непрерывная работа по новому осмыслению ряда важных событий прошлого в истории республики и всего среднеазиатского региона.
Об этом свидетельствует работа научной конференции, прошедшей 5-8 июня 1990 года в Ташкенте, посвященной актуальным проблемам   военной экспансии и колониальной политики царизма в Средней Азии, а также 7 сборников тезисов докладов научных конференций, посвященных различным юбилейным датам,    и авторефераты защищенных кандидатских диссертации, рассматривающих различные проблемы истории дореволюционной Средней Азии, в том числе Кыргызстана.
В ходе работа научной конференции 1990 г. в Ташкенте докладчики Н. А. Абдурахимова, Ж. К. Касымбаев, Ф.Н.Мийманбаева, Ж.Ж. Жакыпбеков и другие в своих выступлениях подняли вопросы разработки административной политики русского правительства в Туркестане, колониальной сущности административно-политических и хозяйственных нововведений царизма в Семиречье в конце XIX в. и Другие, которые ставились по-новому.



0301.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 30 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 9554751