1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков. - Страница 12

Индекс материала
Историография развития Кыргызстана во второй половине XIX- начале XX веков.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Все страницы

 

 


Как известно, в отношении оценки роли и места в истории основного предводителя Кокандского восстания Пулат хана в научной литературе до 90-х годов не было устоявшегося твердого мнения. В 90-е годы в этот вопрос в публикациях С. Т. Табышалиева, В. М. Плоских, К. У Усенбаева была внесена ясность. В частности, в статье "Поворотный пункт в судьбе народа" опубликованной в "Советской Киргизии" от 5 апреля, 1990 года они утверждали, что: "Пулатбек.... будучи предводителем с самого начала и до конца народно-освободительной борьбы, схваченный и казненный как повстанец, может быть оценен в целом как положительный народный герой в своем роде кыргызский Емельян Пугачев (принявший... тоже имя императора Петра П).69
Таким образом, в исторической науке до настоящего времени изучение спорных моментов национальных движений в условиях колониализма, а также процесса присоединения кыргызского народа к России, представляет из себя многие нерешенные сюжеты.
На современном этапе развития исторической науки непредвзятый взгляд на историю кыргызского народа обнаруживает много героических и трагических страниц, которые могут и должны стать основой объективного понимания противоречивых сторон национальных движений. Субъективная, тенденциозная оценка народных движений в кыргызской историографии сложилась не сразу. В 20-30-е годы еще можно было найти разнообразие взглядов в освещении сложных сторон этого движения. Но в 40-50-е годы историческая наука делает крен в сторону обеления колониальной политики царизма. В дальнейшем, это привело к тому, что все антиколониальные, антицарские движения были обречены на ярлыки "феодально-монархических", "националистических" и т.п. Такая односторонняя, сверху навязанная классификация освободительных движений, с учетом их классового содержания существовала в кыргызской историографии долгое время вплоть до конца 80-х годов XX столетия. Об этом свидетельствует тот факт, что со второй половины 80-х годов некоторые историки в своих публикациях на страницах периодической печати, отрицая прогрессивный характер Андижанского восстания 1898 года, опять оценивали его как реакционное, феодально-националистическое и авантюрное. В частности, историк М.Г.Вахабов в своих опубликованных статьях отстаивал именно такую точку зрения. Против такой концепции на страницах солидных научных изданий выступили ученые; Э.Ю.Юсупов, Б.В.Лунин, Х.З.Зияев и другие. В результате вновь была завязана дискуссия о характере данного движения.
В ходе дискуссии ученые в результате историографически-аналитического подхода к проблеме сконцентрировали основное внимание на узловых, наиболее характерных и показательных публикациях по данному движению на протяжении послеоктябрьского времени. Так, например, Э.Ю.Юсупов, Б.В.Лунин в своих статьях упомянули о том, что особого внимания заслуживает оценка восстания 1898 года, данная в первом издании "Истории народов Узбекстана", т.2, где охарактеризовано как "народно-освободительное, прогрессивное движение". Автором этой главы в учебнике была академик М.В.Нечкина, работавшая в Ташкенте в годы Великой Отечественной войны. Вспоминая об этом через 44 года, когда "хорошие крепкие нити большой работы и дружбы связывали" ее с Ташкентом, М.В.Нечкина еще раз подтвердила свою концепцию об Андижанском восстании как о "массовом противоцаристском Движении узбеков в конце XIX в." В таком же духе данное восстание было оценено еще в 40-х годах академиком Б.Г.Гафуровым в его книге "История таджикского народа в кратком изложении", где он писал: "Восстание по существу послужило школой для новых выступлений народных масс, в частности восстания 1916 года в Средней Азии".75 Примечательным является тот факт, что и М.В.Нечкина, и Б.Г.Гафуров подробно рассмотрели вопросы о тяжелом экономическом положении трудового населения Ферганы, об его феодальной социально-экономической жизни, о социальном составе участников восстания, о лозунге "газават", движущих силах, целях, задачах и т.д.
Своеобразным итогом дискуссии явилось состоявшееся 23 декабря 1987 года в Ташкенте совещание по проблемам национально-освободительных движений в Средней Азии и Казахстане XIХ-начале, XX вв. Совещание естественно не ставило перед собой цели по выработке каких-либо окончательных суждении и принятию обязывающих выводов, а видело свою задачу в принятии рекомендаций по изучению соответствующих проблем.




13.jpg

Сейчас на сайте

Сейчас 43 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 9273772